Денис Кокорин

единоличный сайт

Путешествие на запад, часть 8-я. Транссиб Восточно-Сибирский

Ранним холодным утром 10 мая на станции Усолье-Сибирское я поджидал поезд "Владивосток — Москва". Это был единственный поезд, который прибывал в столицу в довольно удобные 11 часов утра, остальные приходили часа в 4. Только "Россия" шла после трёх пополудни, но она и стоила значительно дороже.

Я мог бы проделать весь путь, все 6,5 суток по Транссибирской магистрали, на одном только поезде, но раз имеется возможность разделить дорогу на две почти равные части, устроив небольшой перерыв, то почему бы не сделать так? Тем более качу я в плацкартном пространстве, а не в благородном купе или спальнике.

Наконец подошёл поезд. Мой вагон был первый и шёл по порядку, сразу за электровозом и багажным вагоном. Заселился я в московский поезд, занял своё место и продолжил путешествие. Впереди было трое суток на нижней боковушке — через Красноярск и другие невиданные ранее Транссибирские станции.

Выглядел вагон что внутри, что снаружи удивительно: как подводная лодка из фантастического фильма (первая ассоциация была такая), потому что был новый, Тверского завода, с биотуалетом и прочими прелестями. Впрочем, многое сначала показалось дико неудобным: тяжёлый столик, "усовершенствованная" полка, умывальники в туалетах, которые оба в дальнем конце вагона. Одна радость: место попалось с розеткой — когда никому не надо, хоть наперезаряжайся.

На этот раз, и затем до самой Москвы, почти всегда вагон был полон народу. Правда, ехали они обычно не более суток-полутора — можно сказать, "волнами": Иркутск — Красноярск, Красноярск — Новосибирск, Новосибирск — Омск, Омск — Урал, Урал — Москва. На верхнем месте (надо мной) пассажиры также регулярно сменялись: когда я вошёл, там ехал очередной бурят, но он вышел вечером в Красноярском крае. В Красноярске его место заняла тонкая девица-студентка, вылезшая утром в Новосибирске. Следующий пассажир появился в Омске, он был похож на старого арестанта, но до самого Урала пролежал на своей полке, а вышел в Кирове, где его место тут же заняла полноватая девушка с огромным чемоданом, ехавшая уже до Москвы. Но обо всём по-порядку.

3. Следы вчерашнего Дня Победы возле купе проводников.

4. Вначале я сидел у окна, наблюдая знакомые пока ещё станции. Затем пассажиры начали просыпаться, а я, поскольку встал рано, решил наоборот, отдохнуть.

5. Подремав пару часиков или даже больше, ничего не нашёл лучше, чем взяться за фотоаппарат и заняться привычным делом, снимая пролетающие пейзажи.

6. В вагоне было тепло (на электронном табло высвечивалось всегда больше 20 градусов), а за окном как раз не очень: то дождь, то туман, иногда с проблесками солнца и ясного синего неба меж облаками.

7. Всю дорогу по Иркутской области нас сопровождали очертания Восточных Саян на горизонте, иногда подходя совсем близко.

8. Наблюдая природу и дела рук человеческих, я не забыл присмотреться и к ехавшим по соседству пассажирам. Первые три купе почти целиком занимала большая группа граждан, судя по разговорам, ездившая в китайскую Маньчжурию за тем, за чем ездят все такие группы: прибарахлиться.

9.  Руководство и костяк группы составляли классические тётеньки неопределённого возраста, работающие обычно школьными учительницами, врачами и заведующими в поликлиниках или бухгалтерами в предприятиях с названиями вроде "Автоколонна-1966" — соль земли русской.

Одна дама из этого сообщества после возвращения с прогулок на остановках зачем-то вешала свою куртку на крючок надо мной, хотя сама при этом ехала на верхней полке напротив. Два раза я скромно перевешивал куртку на законный крючок, так как класть ноги на чужие вещи не приучен (весь-то в длину по прямой на полку не помещаюсь), да и стянет ещё кто-нибудь эту несчастную куртку, мимо проходя.

На третий раз всё-таки намекнул, что неплохо бы соблюдать личное пространство. Дама в ответ только хлопала глазами. Вмешался муж: повесил куртку наверх и посетовал на низкий рост своей жены: не дотягивается до своего крючка, мол. Да как хотите, попросила бы — помог бы. Ну и ладно. Должны же быть в поездке какие-то события? Вот, хотя бы так.

10. Остановки у 99-го поезда довольно часты, хоть он и считается скорым. На некоторых из них Иркутская область напоминает об одном из своих главных богатств — лесе.

11. Ближе к северу железную дорогу несколько раз пересекают линии электропередачи — это, в свою очередь, напоминание о гидроэлектростанциях на Ангаре.

12. Много путей, много поездов — близится Тайшет. Серьёзная узловая станция, где, тем не менее, поезд стоит всего ничего — кажется, пару минут.

13. Тайшет для меня на тот момент — знаковая станция. На запад от Тайшета лежали края, где я ещё никогда не был (к северу, например, ездил, а к западу уже нет). И вот он позади, дальше всё новое, раньше не виданное! Хотя, конечно, ничего особенного: всё та же тайга, всё те же "оранжевые" рабочие.

14. Всё те же лесопилки.

15. Но зато отсюда начинается настоящее уже моё путешествие на запад!

16. Где лесопилки — там лесоповал, а где лесоповал — там зэки, а где зэки — там исправительно-трудовые колонии. Поэтому неудивительно, что на одной из мрачных таёжных станций уже в Красноярском крае к тёткам-"туристкам" в соседнее купе подселился "выпускник" одного из таких мест.

Тётки быстро разговорили откинувшегося паренька. Со слов парня, отмотал он сколько-то за побои, повлекшие смерть человека. А случилось всё, как водится, из-за девушки. Ну а теперь надеялся, что она его простит, а с нынешним мужем как-нибудь разберётся. Тут тётки начали ездить по ушам напутствиями (и вправду, одна из них оказалась то ли действующей, то ли бывшей учительницей), чтобы он новых ошибок не совершал и жизнь себе и никому больше не ломал.

17. Но отвлечёмся пока от пассажиров и заглянем в один из вагонных туалетов. Вот так он выглядит внутри (жаль, угол обзора в объективе телефона, а фотал я телефоном, не позволяет показать больше, но, как можно догадаться, справа умывальник не совсем обычной для поезда конструкции и зеркало). Пассажирам предоставляются туалетная бумага и бумажные полотенца.

18. На замках с железнодорожными секретами висят вот такие жёлтые бирочки.

19. Но больше всего меня удивила запрещающая картинка проводницей в "китайском" стиле.

20. Поехали дальше. Граница между Восточно-Сибирской и Красноярской железными дорогами видна визуально. На станциях и платформах первой все вывески новенькие и, как правило, синего цвета, а на второй почему-то чёрные, если есть. Но это вначале — после какого-то момента всё опять оформлено по стандартам РЖД. Думается, это можно объяснить отсутствием пригородного сообщения между Иркутской областью и Красноярским краем в последние годы. К сожалению, снимков этих вывесок у меня нет.

21. Наконец станция Иланская — большая стоянка. Можно выйти размять ноги.

22. К сожалению, вокзал с другой стороны.

23. Можно бы сходить к паровозу через виадук, но холодный ветер загоняет в тёплый вагон.

24. Прогуливаюсь разок-другой вдоль поезда, смотрю, чем торгуют, делаю обзорный кадр на прощанье и возвращаюсь в тепло.

25. Теперь до Красноярска поезд постепенно опорожняется. Первыми вылезли буряты, за ними стали выходить в городках и посёлках края "туристы".

26. Природа как будто становится более "тёплой" — чем ближе к Енисею, тем больше зелени.

27. И населённые пункты всё "населённее", да и чаще.

28. Запущенные и полузапущенные дома чередуются с вполне добротными.

29. Остатки "былой советской роскоши" не везде выпилены под корень, кое-что и теплится.

30. Но даже на подступах к самому Красноярску не всё выглядит "очень".

31. Хотя встречаются артефакты советской эпохи и в благопристойном состоянии. Это, очевидно, какой-то заводской дом культуры в Красноярске. Интересно, чья статуя стоит слева от входа? И какая статуя должна стоять справа?

32. Минув промзону, едем уже через жилые районы, над и вдоль улиц Красноярска.

33. На правом берегу явно преобладает застройка позднесоветского периода.

34. Ближе ж к мосту через Енисей, к центру города, среди неё вклинились современные дома.

35. А вот и сам Енисей и мосты через него! Железнодорожные и автомобильный.

36. И левобережный Красноярск, уже плотно застроенный и застраиваемый многоэтажками.

37. Вокзал совсем недалеко от Енисея. В Красноярске много выходящих и заходящих пассажиров. Среди лиц на платформе отмечаю немало азиатов.

38. Выхожу подышать красноярским воздухом. Красноярск, получается, первый (в жизни, блин!) посещённый мной город-миллионник! Пусть и проездом, но первый!

39. И, нужно сказать, из окна поезда и с платформы город произвёл на меня приятное впечатление. Так же, как и Новосибирск, о котором речь пойдёт в следующей части.

Продолжение следует

0-я часть. Предыстория
1-я часть. Транссиб Приморский
2-я часть. Транссиб Дальневосточный
3-я часть. Транссиб Приамурский
4-я часть. Транссиб Амурско-Забайкальский
5-я часть. Транссиб Забайкальский
6-я часть. Транссиб Прибайкальский
7-я часть. Иркутская Транссибирская передышка

Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: