Денис Кокорин

единоличный сайт

Первый снег

Вот и выпал первый предзимний снег.


Океанский проспект. Часть 2-я. Настоящая

В предыдущий раз мы ознакомились с той частью Океанского проспекта, которая до 1964 года являлась улицей Китайской. В этот раз мы пройдём его до конца и уже по той части, которая улицей Китайской никогда не была, а изначально известна как Океанский проспект.

Читать далее


Океанский проспект. Часть 1-я. Китайская

О, надо же, сегодня 12 лет моему живому журналу. По такому поводу можно запилить пост про Владивосток. На сей раз про Океанский проспект.

Чтобы просто увидеть Океанский проспект, его надо посещать в выходной день, когда там не слишком много автомобилей.

Но в дневное время он так выглядит всё же меньшую часть времени. Я прошёл весь Океанский проспект от начала до конца в пятницу вечером, и большинство снимков, ниже представленных, показывают одну из главных улиц Владивостока именно в эту часть дня.

По правде говоря, прогулка оставила у меня скорее негативные впечатления. Я давно не ходил по городу, а сейчас посмотрел на него свежим взглядом: Владивосток загажен рекламой, автомобилями, автобусами и признаками разрухи, а Океанский проспект особо.

Тут ещё подоспел пост Варламова про Владивосток, где тоже отмечены эти моменты. Несмотря на справедливость критики, думаю, принципиально указанные недостатки будут существовать, пока в обществе господствуют отношения, поддерживаемые такими, как сам критик.

Однако вернёмся к нашему Океанскому проспекту.

Читать далее


Названия Владивостока

Немного о народных названиях Владивостока.

Пожалуй, самое известное его народное имя — Владик.

Однако обычно им его обзывают выходцы из всяких Находок, Уссурийсков, Хабаровсков и прочей сельской местности, каковых тут немало. То же касается иногородних. Уроженцы какого-нибудь Воронежа или Красноярска так и шпарят этим Владиком направо и налево.

У нормального жителя Владивостока называть свой город Владиком считается дурным тоном. Если же он всё-таки использует такое название, то, как правило, не злоупотребляет. Простительно, когда это случается вдали от родного дома. Простительно девочкам и морякам.

Второе распространённое название города — Влад. Оно более приемлемо для владивостокца, чем детсадовский и немного вульгарный Владик, хотя (и, возможно, поэтому) имеет большее хождение среди молодёжи и поколения среднего возраста.

Третье народное название — Город. По понятным причинам используется строго среди своих (владивостокцев) как за пределами Владивостока, так и внутри него. Встречаются уточняющие сочетания, чаще стандартные: "Город у моря", "Город у океана", "Столица Приморья" и т.п.

Но можно встретить, правда, совсем уж редко и в основном в письменных текстах (например, у меня порой проскакивает), словосочетание "Город нашенский". Это из цитаты Ленина, выбитой на стеле у въезда в город: "Владивосток далеко, но это город-то нашенский!" ("Владивостокнаш" прямо-таки.)

Приходилось сталкиваться и с менее приглядными прозвищами: например, Сток. Из уничижительных и оскорбительных наиболее известны "Говновосток" и "Владивостокабад". Остальные либо малоупотребимы, либо слишком оригинальны, поэтому и особо рассматривать их не имеет смысла.

Для полноты картины стоит упомянуть, что иногда (кто в шутку, а кто всерьёз) Владивосток именуют на китайский манер: Хайшенвэй, что в переводе вроде как должно обозначать то ли "Город у бухты Трепанга", то ли нечто подобное. А вот английский вариант Порт Мэй почти не используется, да и относится скорее к бухте Золотой Рог.

Ну а я считаю, Владивосток он и есть Владивосток.

П.С. Ещё вспомнил название Владивос и другой вариант ВДК.


По Владивостоку

Мини-подборка фоток с улиц родного города.

1. Во Владивостоке освоили новые технологии строительства — дома просто выращивают на клумбах, а когда они достаточно подрастут, пересаживают на новое место.

Читать далее


Океанариум

Намедни посетил Приморский океанариум на острове Русском.

Читать далее


День города

День города у Владивостока отмечается сегодня, 2 июля. Но все мероприятия по этому поводу провели почему-то вчера, 1 июля. Вроде сегодня не рабочий день, чтобы что-то переносить. Возможно, испугались, что в субботу все уедут на море и на дачу, а в воскресенье никто не придёт. Правда, есть подозрения, что организаторы празднеств просто не знают точной даты.


Путешествие на запад, часть 1-я. Транссиб Приморский

Двигаться в западном направлении решено было по Транссибирской железнодорожной магистрали. Чтобы осмотреть страну получше, так сказать. Да и вообще — прокатиться по Транссибу от из одного конца в другой это всё равно, что экватор впервые преодолеть. 6,5 суток сейчас полный "прокат" составляет.

Впрочем, ехать 6,5 суток подряд мне не хотелось, поэтому движенье по ТС я разделил на две части: первая — знакомый путь до Иркутской области, а вторая — дальше, из Иркутской области до Москвы, куда после Тайшета путь уже незнакомый. Ехать, как водится, решил в плацкартном вагоне — это единственный вариант дешевле самолёта. Да и вообще — в новый город надо прибывать по земле, а не по воздуху!

Поначалу предполагал отправиться числа так 10-11 апреля, а в Москве оказаться уже числа 21 где-то, после трёхдневной передышки в Сибири, но заболел и переменил планы — как оказалось, не зря: погоды в тех краях, где предстояло оказаться, обещались быть не лучшие.

И потому свою мега-поездку я отложил до 25 апреля. Во Владивостоке к тому моменту уже вовсю всё цвело и зеленело:

Город нашенский хоть дальневосточный, но, как ни крути, южный.

Читать далее


Книга Матвеева

Недавно прочитал книгу Н.П. Матвеева "Краткий исторический очерк Владивостока", включающую сведения о жизни Владивостока в первое 50-летие его существования (с 1860 по 1910 годы). Наконец-то заимел хотя бы в общих чертах представление об истории родного города, а то, к стыду своему, почему-то оно было довольно поверхностным и обрывочным, касалось только отдельных событий и явлений жизни, причём преимущественно послевоенного советского периода.

Из последних изложений в книге ясно, что в 1910 году Владивосток тоже переживал послевоенный период (после Русско-Японской войны). Любопытно, что проблемы, имевшие место в год его 50-летия, в какой-то мере можно экстраполировать и в сегодняшний день. Единственное, что сегодня город живёт не после войны, но настроения в нём схожие.

Тогда, после падения Порт-Артура и Дальнего, оттягивавших на протяжении десятилетия ресурсы, которые могли пойти на обустраивание Владивостока, с одной стороны, установилась тревожность среди местных жителей, опасения насчёт дальнейшей судьбы края и возможных посяганий на него со стороны Японии, а с другой, те самые ресурсы вкладывались теперь во Владивосток и это давало определённую надежду на лучшее будущее, однако средств всё равно не хватало, так как разного рода проблемы перед городом стояли большие и некоторые из них были запущены (например, водоснабжение).

Сегодняшним "Порт-Артуром" отчасти (отчасти) может считаться пресловутый Саммит АТЭС 2012 года. С одной стороны, налицо интерес со стороны властей к региону, крупные вложения в него, что привело к решению ряда вопросов и появлению надежд на будущее, с другой стороны, сейчас вложений меньше, нет определённости, да и проблемы никуда не исчезли, и это порождает тревожность и недоверие. Хотя не исключаю, что аналогия ложна (или событие подобрано неверно), но думаю, доля здравости в ней есть.

А книжка хорошая, только отсылки к большим пояснительным текстам современных издателей в конце книге лично меня не очень радуют (хоть бы закладки специальные в книгах делали, что ли, двойное ляссе), но это тоже терпимо, тем более информация там даётся в основном полезная.


Местные типы

В связи с взятием предполагаемого питерского террориста среднеазиатского происхождения, но с регистрацией во Владивостоке, в местном ЖЖ-сообществе возбудились: "Весь Владивосток битком набит понаехавшими из стран Востока"!

А недавно приезжали родственники с Кузбасса, сказали, что у нас тут почти нет азиатских лиц. И, кстати, за прошедшие два года действительно сильно меньше стало народу из дружественных республик.

Всё имеет экономическую подоплёку. И географическую тоже. Но во Владивостоке любят впадать в крайности — край земли всё-таки.