Денис Кокорин

единоличный сайт

Рассказы о городах

Ознакомился с книжкой советского географа-городоведа Г. М. Лаппо "Рассказы о городах" 1972 года. Книжка оказалась познавательной — изложена популярным языком, много любопытных наблюдений, интересных идей по поводу развития городов. Несколько раз встречается ныне презираемое многими слово "урбанист".

Поделена книжка на несколько разделов-"рассказов", где рассматриваются причины появления городов, их судьба на разных этапах развития, возникающие по пути проблемы, некоторые из которых приводят к исчезновению городов. Заглядывает автор и в будущее.

При рассмотрении транспортных проблем больших городов на примере Москвы приводится пример влияния на город внеуличного скоростного транспорта: "Транспорт, призванный сближать отдельные части сильно разросшихся городов, совершенствуясь, одновременно способствует их рассредоточению".

В общем-то, те же самые выводы, к которым я пришёл самостоятельно при подготовке проекта "Владивостокский метрополитен". Там ещё много всякого описано, в книжке, но, возможно, ради этого и стоило мне её прочитать.

Есть у книги несколько более поздних переизданий, дополненных и исправленных, есть и постсоветский вариант, и новые книги на ту же тематику (автор-то до сих пор жив, слава ему) — надо будет отыскать ради интереса. Эту я отыскал в общественном книжном шкафу в Сквере им. Суханова.


Владивостокский шовинизм

Пару недель назад запустил сайт проекта "Владивостокский метрополитен". С неделю назад представил его публике. Как водится, был заподозрен и обвинён во всяком — от "Нью-Васюков" до желания попилить бюджеты (впрочем, был многими и поддержан). Но это нормально. Однако самое идиотское обвинение получил не от общественности, а от более близких людей — во "Владивостокском шовинизме". Дескать, смею считать город каким-то уникальным, хотя никакой он не уникальный, ничем не хуже и не лучше других, а такая же дыра, как какой-нибудь Хабаровск или, там, Якутск, в общем — сиди и не высовывайся, фашист и фантазёр!

Очевидно, подобные обвинения спровоцировали мои следующие утверждения: "И логичным продолжением движения в выбранном направлении должно стать превращение Владивостока (именно Владивостока — не Хабаровска, Находки, Благовещенска или Южно-Сахалинска!) в главный во всех смыслах город на востоке страны" и "Жизненно необходимо как для региона в частности, так и страны в целом, чтобы Владивосток был не просто одним из важных городов, не просто точкой опоры России на Дальнем Востоке Азии, а стал по-настоящему Восточной Столицей".

Ну, люди не географические аналитики, поэтому могут себе позволить считать как угодно. А я, отметая обвинения в так называемом Владивостокском шовинизме, всё же позволю себе утверждать, что да — Владивосток уникален в том плане, что на Дальнем Востоке именно он обладает всеми свойствами, которые способны сделать его главной точкой притяжения населения на восточной окраине России, а по некоторым признаком таковым является уже сейчас. По каким же?

Читать далее


Где-то под Иркутском

По телеку в новостях показали сюжет про взрыв баллона в жилом доме Усть-Кута Иркутской области. "В городе под Иркутском", — сообщил ведущий. В Сибири, конечно, несколько иное отношение к расстояниям, но сказать, что Усть-Кут город под Иркутском это примерно как сказать, что Казань — город под Москвой. Вот такая мега-география. Наверняка за неё ответственному редактору или журналисту ещё и деньги платят. С другой стороны, какие к "Рен-tv" претензии?


Дубна

Минутка забавной географии. В городке Дубна Московской области есть улица Программистов, а рядом с ней Южная канава.


Путешествие на запад, часть 12-я. Транссиб Подмосковный

Не припомню, бывал ли я раньше в краях, где в 4 часа утра уже светло как днём. Разве что в городе Усть-Илимске. Но вроде бы и тогда по местному времени солнце всходило на час позже. Значит, Кострома стала первым таким пунктом. Там поезд стоял больше часа, и я, проснувшись от шума выходивших пассажиров, уже не смог заснуть снова от яркого солнечного света (шторок на окнах в поездах давно нет) и храпа соседей в привокзальной тишине.

Народ меж тем стал понемногу подниматься. Я с этим временил: зачем, если можно ещё отдохнуть? Да и неизвестно, что ждёт впереди. Не вставать с рассветом было первой моей ошибкой — ещё не роковой, но ошибкой. Сейчас — потому что после Костромы мы переезжали по мосту Волгу, главную русскую реку. Ни на телефон, ни на фотоаппарат я это важное событие не зафиксировал, только проводил реку восторженным взглядом: красива Волга поутру! А ведь у причала стояли пассажирские теплоходы.

Фотофиксацию начал только ближе к Ярославлю.

Читать далее


Путешествие на запад, часть 11-я. Транссиб Уральский и далее

12 мая ранним утром мой поезд добрался до Екатеринбурга. В пасмурной дали растворились почти все пассажиры вчерашнего западно-сибирского дня — осталась пожилая пара напротив, таинственный гражданин с верхней полки, всем недовольная женщина из Тюмени и ещё три или четыре человека. Покинули вагон и последние "старожилы" — те, кто ехал в нём с момента моей посадки под Иркутском.

Читать далее


Путешествие на запад, часть 10-я. Транссиб Западно-Сибирский

Новосибирские пассажиры ехали кто до Омска, кто до уральских станций, кто до Костромы. До Москвы не ехал никто. До Москвы стали садиться только в Екатеринбурге. Все ранешние, кроме меня, слезали самое позднее в Ярославле, но и таких из сибиряков были единицы. Ну а пока до столицы далеко, мы бороздили просторы Западной Сибири.

Читать далее


Путешествие на запад, часть 6-я. Транссиб Прибайкальский

На третий день пути въехали в столицу Бурятии — Улан-Удэ.

Но проснулся и встал я ещё задолго до — где-то в долине Хилка. Светало уже довольно рано: по местному времени часов в 5. Воспользовавшись моментом, я пошёл заряжать телефон к розетке над окном возле кипятильника. Вагон старый, поэтому розеток в нём немного, а по крайней мере эта оказалась в прямой зависимости от того самого кипятильника. Если кто-нибудь набирал кипяток, то розетка немедленно вырубалась и приходилось просить проводника повторно включить подачу тока. Но за час с небольшим я управился — в эти ранние часы желающие испить горячего чаёчку или подкрепиться очередным "Дошираком" было не так уж много.

Когда началась Бурятия, стали просыпаться и остальные пассажиры. Сегодня в Улан-Удэ сходили те, кто ехал напротив меня: старый бурят Николай, ехавший с самого Владивостока, и севший накануне в Чите молодой бурят — лет 25-30. Вначале Николай выяснял, не являются ли они роднёй, а затем рассказал про монгола, приходившего вчера к нам. Молодой бурят, как выяснилось, бывал в Монголии, и высказывал восхищение её экономическим подъёмом. Если бы не советская власть, сказал он, то Монголия давно была бы процветающим государством, да и Бурятия тоже.

Читать далее


Путешествие на запад, часть 0-я. Предыстория

Вырваться за пределы родного юга Дальнего Востока и Восточной Сибири хотелось давно. Посмотреть своими глазами, что в мире делается. А для начала хотя бы в той части страны, где никогда не был. Но путешествия по стране — дело затратное. И, чтобы осуществить задуманное, нужны были время и деньги. Вариантов для этого имелось немного: либо разжиться и тем, и другим, либо перебраться жить с края света поближе к интересующим местам — пускай ненадолго.

Свободное время появилось как-то внезапно — после увольнения с работы в 2012 году. А вот с деньгами было как-то не очень. Без наличия постоянной работы они как-то неохотно аккумулировались в моих карманах. С работой во Владивостоке, однако, дело обстояло примерно так же, как и с деньгами. Должность продавца-консультанта в магазине бытовой техники, грузчика на складе автозапчастей или даже менеджера активных продаж в офисе на телефоне явно не то, к чему стоило стремиться.

Тогда я стал рассматривать варианты работы в прочих городах необъятной родины и собственно изучать эти самые города, благо Интернет к тому моменту развился уже до неприличия, появились удобные картографические сервисы, множество сайтов самой разнообразной тематики, а ещё такая вещь, как фотопанорамы Гугла и Яндекса, куда попали снимки с улиц и дороги тысяч городов и регионов всего мира, а не только одной России. Их я и стал пристально изучать.

Здесь встречались заметки касательно видов российских городов и весей на фотопанорамах названных ресурсов, вот — это побочное следствие тех исследовательских процессов. Параллельно с городами изучался внутренний рынок труда и попутно определялись мои профессиональные способности и интересы. К концу 2015 года процесс самоопределения в целом был закончен. Процесс изучения городов и рынка труда в них тоже вступил в завершающую стадию.

Если отвлечься на города, то я их для себя разделил на три категории: 1) города, которые имеет смысл рассматривать для длительного проживания, 2) города, которые имеет смысл рассматривать для временного проживания и 3) города, которые имеет смысл просто посетить. По первым двум пунктам мой список тогда включал 10 городов (7 в первом и 3 во втором): Санкт-Петербург, Екатеринбург, Красноярск, Москва, Иркутск, Хабаровск, Новосибирск, Севастополь, Самара, Пермь.

Критерии для отбора были разные: и наличие работы в принципе, и соответствие моим определённым личным интересам — например (например), возможность исследования городов пешим образом. Список частично изменялся, менялись критерии отбора, и первый пункт распался на два подпункта: города, в которых есть шанс найти подходящую работу и не отдать тут же всё заработанное за жильё и еду и города, где такой шанс гораздо ниже. Несложно догадаться, какие это города.

Тут ещё приближалось 100-летие известных революционных событий, и в конце всё того же 2015-го я решил, что надо будет в юбилейный год скататься, так сказать, "по революционным местам" и на разведку заодно, то есть, посетить два основных города "боевой славы" — Санкт-Петербург и Москву, конечно же. Ещё решено было заглянуть в Мавзолей к Ильичу, о чём я в начале 2016-го писал, так как думаю, что в 2024-2025 годах таки добьются его перезахоронения, а я Ленина не увижу — надо же хоть что-то успеть.

Но сперва следовало избавиться от тяжёлого наследия аналогового прошлого. В начале 2016 года я продал тяжёлый зеркальный фотоаппарат со всеми потрохами, а взамен ему купил лёгкий беззеркальный (чтобы легче была сумка в поездке!). И продолжил сёрфить фотопанорамы. Так вышло, что тогда же интерес к изучению дорог и улиц таким способом удалось, что называется, монетизировать (не без помощи добрых людей, конечно же, спасибо им), а, значит, появилась возможность что-то подкопить на мега-поездку.

В общем, в начале 2017 года труды были окончены, забавы отложены, и весной задумана разведывательно-ознакомительная поездка в западном направлении. Поскольку от Владивостока большая часть России находится на западе, то и назвал я готовящуюся серию заметок "Путешествие на запад". Не знаю, сколько всего выйдет частей, возможно, 10, возможно, 20 или даже больше, но знаю, что это будет последняя серия заметок в виде фотоотчётов в моём живом журнале (во всяком случае, из числа последних точно).

Продолжение следует


Русские названия городов Казахстана

Обсуждают в соцсетях перевод в Казахстане казахского языка с кириллицы на латиницу в ближайшее время. В основном высказываются опасения насчёт вытеснения из-за этого там русского языка и всё большего отрыва Казахстана от России. Впрочем, о переходе на латиницу было заявлено уже давно, но активно обсуждать стали почему-то только сейчас.

Лично у меня есть подозрение, что в плане языка эффект будет обратный: это я гляжу статистику по количеству казахов, в той или иной мере знающих русский язык (согласно переписи — около 80%). Впрочем, думать о будущем казахского языка — дело казахской национальной элиты и самих носителей языка.

Что же касается русского языка, то здесь в первую очередь надо внутри РФ прекращать использовать те искажения русского языка, которые в Средней Азии сделали местные мелкодержавные шовинисты на волне распада СССР. Тут я имею в виду первым делом всякие географические названия вроде "Туркменбашы" или "Шымкент". Но и "Талдыкорган" с "Кызылордой" туда же.

Варианты написания географических названий на русском языке должны определяться носителями русского языка и правилами русского языка, пусть даже по звучанию они будут не совсем верными для носителей других языков. Ведь не стали у нас укоренять "Точикистон", "Молдова" и "Таллинн", пора бы вернуться и к человеческим названиям городов.

Если брать Казахстан, то на русском языке названия его городов могут звучать и писаться, например, так:
1. Актобе — Актюбинск
2. Шымкент — Шимкент/ Чимкент
3. Талдыкорган — Талды-Курган
4. Кызылорда — Кызыл-Орда/ Кзыл-Орда
5. Кокшетау — Кокчетав
6. Ерейментау — Ерментау
При необходимости можно поступить даже более радикально, правда, это уже фактически переименование и в какой-то мере раскачивание лодки на национальной почве, но в уме такое всё равно нужно держать на всякий случай, как говорится:
7. Семей — Семипалатинск
8. Атырау — Гурьев
9. Алматы/ Алма-Ата — Верный
И бонусом:
10. Астана — Вольный

И так далее.

Если же не уходить в дебри, то для начала можно просто перестать писать по-русски "Шымкент" через "ы". Хотя партнёры могут не понять.

П.С. Закрадывается мысль, что названия городов по-русски были изменены не с целью ущемления русских Казахстана и борьбы с гипотетическим русским великодержавным шовинизмом, а с целью привития правильного произношения географических названий тем казахам, которые не знали в достаточной степени родной речи, а таких людей, по некоторым сведениям, там в начале 90-х было не так уж мало, однако возникают сомнения насчёт точности этой версии.