Денис Кокорин

единоличный сайт

30 лет спустя

В начале года я в общих чертах рассматривал, чем отличается наступивший 2015-й от давно ушедшего в историю 1985-го, какие изменения произошли в мире за 30 лет.

А сегодня планировал разместить заметку о том, каким может стать наш мир ещё через 30 лет, то есть в 2045-м году. Однако заметка оказалась объёмистой, разрослась, и стало понятно, что не успеваю. Надо было начинать работать над ней раньше. Поэтому размещу её, пожалуй, в январе — возможно, 5 числа — ровно через год после заметки о 1985-м годе.

Ну а пока можно ознакомиться с видением более ближнего будущего со стороны айтишников: Идеальное ИТ-будущее. Бесплатная футурология без регистрации и СМС. По некоторым направлениям мой ход мыслей совпадает, хотя сам я не настолько оптимистичен или "оптимистичен", чем авторы текста по ссылке, да и пытаюсь затронуть большее число тем.


Бремя прогнозиста

Просматривал свои старые записи в ЖЖ и неожиданно наткнулся на заметку со страшным названием "Тёмное будущее" от 15 января 2008 года, про которую давно забыл. В ней я тогда напрогнозировал два варианта развития событий в России и мире: плохой и очень плохой. Наткнулся, значит, и прочитал...

Ну, очень плохой вариант я комментировать сейчас не буду, там особо и нечего комментировать, а вот просто плохой можно разобрать. Прошло почти 8 лет, это интересно. Можете оценить, какой из меня прогнозист.

Итак, посмотрим.

Читать далее


Плановая экономика и маркетинг

Сторонники рыночной экономики приводят такой аргумент против экономики плановой: дескать, она не может удовлетворить в полной мере спрос населения на товары и услуги, поскольку он всё время меняется, а плановое производство не способно угнаться за этими постоянными изменениями — в силу негибкости и административно-командного устройства. И поэтому общество, устроенное на основе плановой экономики, в конечном счёте проигрывает обществу, устроенному на основе экономики рыночной.

Данный аргумент бьёт сама рыночная экономика. И развитие государств с рыночной экономикой со второй половины двадцатого столетия до настоящего времени это наглядно показывает. В частности, для рыночных стран упомянутого периода характерно то, что принято называть обществом потребления. То есть, для большинства населения после удовлетворения основных потребностей одной из главных целей становится потребление всё новых и новых материальных благ.

Процесс этот отчасти естественный, но дополнительно раздут производителями товаров и услуг с целью обеспечить повышенный спрос на эти самые их товары и услуги. Однако не всегда потребитель имеет возможность или желание их потребить. И чтобы смог — придумали кредиты, а чтобы захотел — маркетинг. Маркетинг по сути представляет из себя набор инструментов, позволяющих оседлать сознание потребителя, направить его внимание в нужную сторону.

Но раз в обществе с рыночной экономикой возможно убеждать людей хотеть конкретные материальные блага, то почему подобное невозможно в обществе с плановой экономикой? Плановая экономика, в отличие от рыночной, централизованнее, менее хаотична — значит, и сделать это будет проще. Скептики, конечно, тут же приведут в пример Советский Союз и другие социалистические страны, где плановая экономика не смогла обеспечить людей всеми необходимыми благами в достаточном количестве.

А принципиальные противники плановой экономики в ответ на это скажут, что природа человека такова, что он будет сопротивляться, если его искусственно, даже насильно станут убеждать в чём-то, регулировать и направлять его потребности, пусть даже это направление полезно для общества и идёт в правильном русле. Опять же вылезет негибкость. Ещё они вспомнят про чисто биологическое, животное желание человека сгрести как можно больше материальных благ под себя и для себя.

Здесь я выдвину два тезиса:

1) Плановая экономика вполне способна быть гибкой. В этом ей помогут развитые средства связи и широкая компьютеризация и автоматизация производства и систем распределения. Потребитель сам сможет влиять на план, выбирая и на этапе его составления, и в процессе его выполнения определённые материальные блага, обладающие определёнными свойствами. Это будет нечто вроде интернет-магазина. Закладываться в план будут единицы продукции, без особой конкретизации их особенностей.

Но как быть с количеством? Количество же производимых благ всё равно будет ограничено технологическими и сырьевыми возможностями, а значит, если кто-то захочет взять себе больше, чем ему нужно или положено, то не достанется кому-то другому. А вот тут как раз и должен выступить на арену маркетинг, который станет контролировать такие желания — скажем, давая тем, кто готов себя ограничить, возможным доступ к более интересным благам (или что-то в этом роде).

2) Современный маркетинг — это прообраз будущей науки об учёте и формировании потребностей (спроса на материальные блага), а также о распределении материальных благ в обществе. Думаю, немало противников найдётся у утверждения, что плановая экономика — это экономика будущего, но я считаю именно так. Вполне возможно, что именно превращение маркетинга в науку со временем и повлияет на превращение обществ с рыночной экономикой в общества с плановой экономикой.

Некоторые признаки будущего превращения проглядывают и сейчас (точнее, видны предпосылки, которые неизбежно или почти неизбежно указывают направление движения). Полагаю, уже к концу, а может, и к середине текущего столетия экономики многих развитых стран удивительным образом станут напоминать в основных чертах экономику СССР. Альтернативный путь, впрочем, возможен — это мир войны (но и эта дорога всё равно ведёт туда же, только она длиннее).


Ельцин-Центр

Говорят, открыли в Екатеринбурге некий мега-деловой музей советской оккупации Ельцин-центр. Тут же вспомнился какой-то американский сериал начала 2000-х или конца 1990-х про полицейских из будущего, ищущих преступников, убежавших в прошлое. Показывали по СТС. Там в одной из серий упоминалась Россия (или, может, действие в ней и происходило) и город с названием Ельцинград. Что ж, похоже, показанное будущее уже не за горами!


Теракт в Париже

Теракт в Париже, думается мне, это ещё один серьёзный шаг к воплощению реальности мира Большого Брата.


О браках

Вообще, по ряду вопросов я сторонник крайних мер. В отношении однополых браков я, например, придерживаюсь такой точки зрения. Либо под браком надо подразумевать исключительно союз мужчины и женщины, либо, если отходить от этого, то легализовать надо не только однополые браки, но и многожёнство, многомужество, два плюс два, три плюс два, два плюс пять и так далее. То есть, считать браком любой добровольный союз дееспособных взрослых людей любых полов и в любом количестве. Иначе всё бред и обман. Это, безусловно, в конечном счёте приведёт к разрушению привычного для современного общества института брака и даже семьи, а в более далёкой перспективе вполне может привести к возникновению семей-коммун (не исключено, что и в духе "Другой России" Лимонова), но плохо это или хорошо, сказать трудно.


Завод будущего

Приснился сегодня "завод будущего". Огромные цеха, вытянутые "поездом" и объединённые двумя общими широкими проходами. В четыре ряда стоят станки. Причём это не обычные станки, а 3D-станки. Работают по принципу 3D-принтера.

Рабочих за станками нет. Всё компьютеризировано и автоматизировано. Внутри каждого станка, кроме необходимых электронных плат и тому подобного, установлен преобразователь материи и форма для отлива производимой на конкретном станке детали.

Вместо рабочих некоторое количество обслуживающего персонала — учёные, все в белых халатах. Они занимаются в основном приготовлением различных химреактивов, которые затем в нужной пропорции смешивают и заливают в специальные отверстия на станках.

Смесь уже преобразуется в соответствии заданной каждому станку программой в нужный предмет в форме и, остыв, передаётся в контейнер, из которого получившаяся деталь отправляется на конвейерную ленту для последующего применения по назначению.

Не знаю, зачем и как я попал на завод, но иду через цеха. Тут один из станков начинает пыхтеть, трястись, сильно нагревается, помещение заполняет пар. Всё вокруг тоже трясётся, как при землетрясении, оборудование и другие станки падают на пол. Работники бегут в конец самого дальнего цеха.

Я тоже оказываюсь с ними там. Выясняется, что ничего страшного: просто тот станок должен произвести некую очень дорогую и сложную в изготовлении деталь для авиации, и компьютерная система станка едва справляется с нагрузкой. Но так как она отказоустойчивая, то скоро всё придёт в норму.

И действительно: вскоре тряска прекращается, а станок выдаёт в лоток изготовленную им металлическую деталь. Все поздравляют друг друга с успехом. Я интересуюсь, как им здесь работается. Одна женщина отвечает, что хорошо, да и зарплаты у них тут от 100 тысяч рублей, поэтому неудобства можно и потерпеть.

Проснулся — решил, что надо непременно выучиться на инженера и изобрести преобразователь материи и 3D-станок, ну и, значит, зарабатывать тем самым себе на жизнь.

Хотя нет... Уже не выучусь и не изобрету.


День пасхонавтики

В каком-нибудь тридцать пятом веке люди всерьёз будут рассуждать о том, почему первые космические корабли, ракеты имели фаллическую форму. Сокрыто ли в том какое-либо сакральное значение (скажем, единение человека с богом) или в древности верили, что полёт ракеты может вызвать дождь, который прольётся наконец на обезвоженную землю и сделает её плодородной, а может, корни явления уходят в глубину веков и как-то связаны с царившим примерно в то же время культом Родины-матери, или всё вовсе случайное совпадение.