Денис Кокорин

единоличный сайт

Дальний Восток

Смотрю тут новости с ВЭФ во Владивостоке. Выступают какие-то мутные господа. Отметил, что употребляют сочетание "Дальний Восток" как будто имеющее отношение исключительно к России. То есть, получается у них "Дальний Восток России", а, скажем, Япония, Китай, Корея — это для них уже не Дальний Восток, а просто Восточная или Юго-Восточная Азия.

Каковы границы настоящего Дальнего Востока? Ну, понятно, это вся Япония и обе Кореи целиком, да и Китай, пожалуй, тоже весь. Монголию тоже можно отнести к ДВ, да и целый ряд государств южнее Китая. А вот в России западную границу региона обычно проводят по западным административным границам Дальневосточного федерального округа: Якутии и Амурской области.

Иногда российский Дальний Восток выделяют как часть Сибири, иногда отделяют от неё. Иногда проводят границу его по Забайкалью, иногда по Байкалу, иногда не включают сюда Якутию и Чукотку. Тут и ошибка. Надо выделять Дальний Восток как часть Азии. То бишь, не Дальний Восток России, а Дальний Восток Азии (как Ближний или Средний Восток), как и было задумано изначально.

Я вижу оптимальным вариант проведения границы ДВ в России либо по реке Енисей, либо по западной части бассейна Енисея. Этому есть географические и экономические основания. К востоку и югу от Енисея — горные массивы, к западу — в основном равнинная местность. Регионы к востоку больше завязаны на соседние азиатские страны, отличаются климатом, образом мыслей людей, и сообщением друг с другом. Не радикально отличаются, но видимо.

А то, что у нас подразумевают под Дальним Востоком, это скорее Тихоокеанское побережье, которое тем же самым вышеперечисленным ещё больше отделяется от Восточной Сибири, хотя при желании может быть отнесено и к ней (как до 1930-х годов).


Америка-2

Вдоль американских автомобильных дорог встречаются так называемые Rest Area — специально организованные государством площадки для отдыха. Путники могут припарковаться там на определённое время, чтобы перекусить за столами для пикника, хлебнуть воды из питьевого фонтана, сходить в туалет, выгулять собаку или просто размяться. Во многих таких местах имеются торговые автоматы, где можно затариться всякими сникерсами и кока-колами, а иногда встречаются и другие радости жизни.

Недавно довелось исследовать эту американскую сущность, попутно изучив несколько тысяч отзывов простых американцев, воспользовавшихся услугами подобных некоммерческих и коммерческих заведений. Отзывы характерные: от простых, типа "наконец-то можно выйти из машины, пошевелить конечностями и отлить, всем советую того же, отличное место" до более информативных и развёрнутых "здесь когда-то наливали бесплатный кофе, парковка для грузовиков слишком маленькая, люди работают странные" и т.п. (Халявные напитки и жратву американцы, кстати, любят, и, похоже, испытывают нечто вроде шока при их обнаружении.)

Но в первую очередь обращают на себя внимание два типа отзывов. Первый тип изобличает повышенную заботу американских граждан о своей безопасности. Если в Rest Area присутствует полиция или охрана (некоторые зоны отдыха охраняются круглосуточно, на некоторые иногда заезжают полицейские или военные патрули), то американцы почти всегда отмечают это. В противном же случае всё частенько сводится к тому, что "уехал с Rest Area живой — уже праздник". Попадалось даже нечто вроде "ого, тут нет охраны, а никого не грабят и не тащат насиловать в туалете, и можно спокойно спать в машине". Впрочем, такого рода отзывы встречаются не во всех штатах и, по-моему, преобладают в южных (там, кстати, чаще всего и находятся охраняемые зоны отдыха).

Второй тип отзывов косвенно касается отношения американцев к частной собственности и дисциплине, а напрямую — к государственным ограничениям вообще. Например, люди часто берут с собой в дорогу домашних питомцев. Питомцы, понятно, как и их хозяева, нуждаются в снятии дорожной усталости и справлении естественных нужд. И тут такой момент: останавливаются они для этого только в строго отведённых местах — Rest Area или на коммерческих объектах. Много таких отзывов: "Мой мочевой пузырь/ кишечник терпел сто миль, пока я добрался сюда", "Наш пёсик весь измаялся, дожидаясь, пока мы доедем до специального места для прогулки". Конечно, тут ещё играет роль фактор пустошей: что там Америка — прерии, фермерские поля и полупустыни, даже отдельные деревья есть не везде. Однако оно, думаю, всё-таки не первичное.

Из этих наблюдений легко вырисовывается образ Соединённых Штатов как невероятно тоталитарной страны. Апофеоз государства и диктатура свободы в чистом виде. Хочешь жить — чти государство (буквально так).


Америка

По делам трудовым приходится виртуально кататься по американским хайвеям.

Разные хайвеи — разные штаты: Мичиган, Колорадо, Нью-Джерси, Техас, Луизиана...

В Мичигане природа походит на Приморье-Приамурье. А чем южнее, тем более она напоминает Казахстан или Украину.

Колорадо — песок и камни. Кое-где на них даже кое-что растёт. Прерии сменяются скалистыми горами, горы полупустынями...

Нью-Джерси штат довольно унылый, с неграми и мусором на улицах городов. Жизнь тут — ветер с моря, носится туда-сюда по-деловому, без минуты покоя. На обочинах дорог попадаются сбитые животные.

Техас тоже оказался довольно скучноват. Но тут встречаются дива природы. Впрочем, о них быстро забываешь, глядя на раскалённый асфальт и плывущую даль.

Другое дело — Луизиана, страна умеренно-тёплая и оттого более разнообразная: море, лес, прерия, дорога прямо по реке. Однако это лишь на первый взгляд — здесь всё по-немецки упорядоченно и не терпит асимметрии.

Да, сами по себе штаты разные, и каждый имеет своё лицо. Но все их соединяют похожие, как близнецы, американские дороги. Почти везде они представляют из себя покрытые асфальтом бетонные плиты, как на аэродроме, это и неудивительно, поскольку они и задумывались во втором своём назначении как взлётно-посадочные полосы.

Поэтому, но во многом ещё благодаря тёплому климату, американские дороги довольно хороши. Кроме того, в угоду им в США был потеснён практически весь другой транспорт (кроме авиации) — ежедневно и еженощно трудятся дорожные рабочие, латая или прокладывая очередную трассу то тут, то там.

Так как большинство трасс "бетонки", то и процесс починки их весьма своеобразный. Если в России популярен "ямочный" ремонт, когда на дыру в асфальте ставят "заплатку", то в Америке явно преобладает "шовный" — все дороги покрыты швами.

И сама сеть дорог Северо-Американских Соединённых Штатов тоже словно швы, наложенные умелым хирургом на целую страну. Именно они стягивают все Соединённые Государства (State = Государство) воедино. Разруби швы дорог — глядишь, посыпется и единое государство.

Пока есть дороги — есть государство, Соединённые Дороги Америки.


Белорусское море

Вот какая-то административная карта Литвы, очевидно, на литовском языке:

Что на ней видим? Видим, что Балтийское море подписано как "Baltijos". Понятно. Но что ещё? Ещё, что Белоруссия подписана как "Baltarusija".

Литовского языка я не знаю, но из написанного на карте могу предположить, что название Балтийского моря можно буквально перевести как "Белое море".

Гым, но тогда вопрос: как по-литовски наше северное Белое море? Похоже, что "Beloje" или как-нибудь так.

Но ещё тогда можно трактовать Белоруссию как Балтийскую Русь.

В общем, непонятки одни с этими языками, но в географическом плане интересные.


Национальные улицы Владивостока

Раньше во Владивостоке улицы в новых районах часто называли так, чтобы они соответствовали определённой тематике. По названию улицы можно было определить, в каком районе та находится. Улицы с названиями деревьев (Пихтовая, Кипарисовая, Еловая, Берёзовая и т.д.) и украинских городов (Киевская, Харьковская, Фастовская, Запорожская и т.д.) — это Чуркин, улицы с названиями в честь русских писателей (Некрасовская, Толстовская, Гоголевская, Чеховская и т.д.) — Голубиная Падь, с названиями значимых рек (Волховская, Невская, Иртышская, Волжская и т.д.) — Северо-Запад.

В районе Второй Речки существовал "букет" улиц с "национальными" названиями. Вот фрагмент плана Владивостока 1939 года с ними:

В 1960-х годах этот район начал активно застраиваться, и большинство старых улиц либо исчезло, либо было переименовано. Так, Великорусская стала Русской, а Малорусская Украинской. К настоящему времени из национальных здесь сохранились Русская, Татарская и Узбекская, что как бы перекликается и с реальностью.

Также в центральной части города существовали Китайская и Корейская улицы, но они тоже были переименованы в 1960-е годы и известны сейчас соответственно как Океанский проспект и как улицы Бестужева и Пограничная.