Денис Кокорин

единоличный сайт

Охотники за головами

Разместил на одном известном работном сайте резюме — ну, надо же как-то работу искать.

Недавно обнаружил, что почти каждый день сначала одно, а потом второе моё резюме стала просматривать компания "ДНС".

Поскольку никаких предложений оттуда не поступало, рискну предположить, что там у меня завелась поклонница! )


М и Ж

Прочитал уже, наверное, штук 500 рассказов В. Р. Ященко. Обратил внимание на один любопытный момент. Часто описывается ситуация: женщина спасает и выхаживает (обычно где-нибудь в тайге или тундре) попавшего в беду мужчину. И — почти во всех случаях мужчина остаётся с этой женщиной насовсем или возвращается к ней позже.

Но: если случилось противоположное, то есть мужчина в похожих условиях спас женщину, то женщина, как правило, с ним не остаётся. Только в одном случае упоминается, что она потом вышла за него замуж, правда, и ситуация была несколько иная: мужчина спас женщину от насильников.

В памяти всплывают и другие истории, прочитанные когда-то в газетах (раньше часто публиковали всякие "истории любви" и тому подобное) или услышанные от кого-то — ситуация в них повторяется с завидным постоянством (есть исключения, но это исключения, ну а может, мне просто не повезло узнать о других случаях).

Получается, для мужчины факта спасения его жизни женщиной (и тем более с последующим выхаживанием) как бы достаточно для того, чтобы с ней завязать близкие отношения. А вот женщиной спасение её мужчиной воспринимается как должное — кроме случая, когда он её вырвал из рук других мужчин (другого мужчины).

Явно в обоих случаях срабатывает некий механизм, порождённый в далёкие времена, когда предки человека ещё были частью животного мира и обитали стаями. Спуском для него, очевидно, служит пережитая экстремальная ситуация. Интересное различие в психологии мужчины и женщины в плане принятия решений и выбора.


О детской эротике

Тут недавно из столицы доносились отголоски скандала, связанного с закрытием некоей выставки, где, как утверждалось разоблачателями, выставляли то ли эротические, то ли аж порнографические детские фотографии. Как водится, в этом деле не обошлось без православных активистов — радетелей за нравственность, или кого-то в этом духе. Ну, не знаю, не видел. Зато по случаю вспомнилось другое.

Как-то летом по телеку был включен детский мультипликационный канал, кажется, с названием Ani или как-то так. И там шёл старый чехословацкий мультик "Крот во сне". В мультике в качестве заглавного героя фигурировал мужичок, по сюжету постепенно лишавшийся всех благ цивилизации. В конце концов он скатился до первобытного состояния и какое-то время даже бегал без штанов.

И, в общем, любопытная деталь: видимо, перестраховавшись, телевизионщики прикрыли мужичку срам, место силы, так сказать, размытым кружочком, который и сопровождал мужичка на протяжении всего бесштанного эпизода (а вот задницу вроде не прикрывали). Ради интереса нашёл в Интернете мультик безо всякой цензуры — ну, и ничего такого ужасающего в нём не увидел — всё показано весьма упрощённо и схематично.

Но по телевизору такое, даже в упрощённом и схематичном виде, казать в наше целомудренное время, похоже, нельзя, тем более на детском канале — проклятые конкуренты разобьют канал в пух и прах руками нравоохранителей, бдящих, как бы кто не нанёс детской психике непоправимых травм схематичным изображением половых органов. Только как быть с регулярно появляющимися изображениями и надписями на стенах и заборах?

Ещё припомнился старый чёрно-белый советский фильм 1960-х, а то и 1950-х годов, тоже, стало быть, для детей. В 90-х годах видел по ТВ (возможно, "Приключения Толи Клюквина"). Там, например, присутствовал эпизод, где два мальчика мылись в душе. Мылись, понятно, без трусов. Ну, и там же, вдобавок, когда их показывали моющимися в душе, к ним заглядывала девочка (!), вроде бы сестра одного из мальчиков. Девочка, правда, была одетая, в школьную форму, конечно же. Впрочем, и мальчики потом отвернулись, и ничего такого. Но, думается, на пару составов преступления активисты в этом кине накопали бы, покажи его сейчас.

Ханжество какое-то, пожалуй.


Америка-2

Вдоль американских автомобильных дорог встречаются так называемые Rest Area — специально организованные государством площадки для отдыха. Путники могут припарковаться там на определённое время, чтобы перекусить за столами для пикника, хлебнуть воды из питьевого фонтана, сходить в туалет, выгулять собаку или просто размяться. Во многих таких местах имеются торговые автоматы, где можно затариться всякими сникерсами и кока-колами, а иногда встречаются и другие радости жизни.

Недавно довелось исследовать эту американскую сущность, попутно изучив несколько тысяч отзывов простых американцев, воспользовавшихся услугами подобных некоммерческих и коммерческих заведений. Отзывы характерные: от простых, типа "наконец-то можно выйти из машины, пошевелить конечностями и отлить, всем советую того же, отличное место" до более информативных и развёрнутых "здесь когда-то наливали бесплатный кофе, парковка для грузовиков слишком маленькая, люди работают странные" и т.п. (Халявные напитки и жратву американцы, кстати, любят, и, похоже, испытывают нечто вроде шока при их обнаружении.)

Но в первую очередь обращают на себя внимание два типа отзывов. Первый тип изобличает повышенную заботу американских граждан о своей безопасности. Если в Rest Area присутствует полиция или охрана (некоторые зоны отдыха охраняются круглосуточно, на некоторые иногда заезжают полицейские или военные патрули), то американцы почти всегда отмечают это. В противном же случае всё частенько сводится к тому, что "уехал с Rest Area живой — уже праздник". Попадалось даже нечто вроде "ого, тут нет охраны, а никого не грабят и не тащат насиловать в туалете, и можно спокойно спать в машине". Впрочем, такого рода отзывы встречаются не во всех штатах и, по-моему, преобладают в южных (там, кстати, чаще всего и находятся охраняемые зоны отдыха).

Второй тип отзывов косвенно касается отношения американцев к частной собственности и дисциплине, а напрямую — к государственным ограничениям вообще. Например, люди часто берут с собой в дорогу домашних питомцев. Питомцы, понятно, как и их хозяева, нуждаются в снятии дорожной усталости и справлении естественных нужд. И тут такой момент: останавливаются они для этого только в строго отведённых местах — Rest Area или на коммерческих объектах. Много таких отзывов: "Мой мочевой пузырь/ кишечник терпел сто миль, пока я добрался сюда", "Наш пёсик весь измаялся, дожидаясь, пока мы доедем до специального места для прогулки". Конечно, тут ещё играет роль фактор пустошей: что там Америка — прерии, фермерские поля и полупустыни, даже отдельные деревья есть не везде. Однако оно, думаю, всё-таки не первичное.

Из этих наблюдений легко вырисовывается образ Соединённых Штатов как невероятно тоталитарной страны. Апофеоз государства и диктатура свободы в чистом виде. Хочешь жить — чти государство (буквально так).


Новости торговли

Решил прикупить пару шмоток — прошёлся по магазинам. Передо мной предстали полупустые торговые центры и крытые рынки со скучающими продавцами в коридорах, безнадёжно предлагающими второсортную продукцию по завышенным ценам. "Ну, купите хоть что-нибудь!" — умоляюще посмотрели на меня в одном месте.

Удивительно, но в основном приказческий люд попался вежливый, лишь пару раз отнеслись пренебрежительно, а нахамили всего однажды. Когда уходил без покупки, иногда даже советовали, куда ещё в городе можно заглянуть, чтобы найти искомое. В результате затоварился у сетевиков: цены почти такие же, а одежда по качеству вроде лучше.

С торговлей, в том числе и ширпотребом, как видно, стало ещё хуже. Сразу понятно, какой магазин скоро закроется, а где пока теплится жизнь. Много помещений, сдаваемых в аренду. Непроходные коридоры и дальние закутки, как правило, пустуют. Сообщения о скидках недвусмысленно намекают, чей конец близок.

Интересное дело: первыми пали многие магазины, открытые ещё в советское время. Причём те, чья специализация более-менее сохранилась до сего времени, преимущественно действуют — и в людных, и в малолюдных местах. Те же, что перепрофилировались или разделились на бутики — часто месяцами и годами стоят с надписью "Аренда".

Вообще, вот это разделение изначально одной большой площади на несколько мелких, особенно с разными входами, — самый верный путь к смерти магазина. Да и не только магазина, пожалуй. А рядом с крупными торговыми центрами такие однозначно не выдерживают конкуренции.

Налицо кризис перепроизводства торговых площадей. Кажется странным, что не прекращается строительство новых. С другой стороны, оно уже не такое хаотичное, как раньше, если не считать захватов первых этажей жилых домов — заводы, стадионы и кинотеатры давно растащены и попилены. Новый торгаш подходит к делу тоньше.

Если раньше господствовал принцип "отнять и поделить" (отнять готовую крупную площадь и поделить между мелкособственниками-арендаторами) и его версия "захватить кусок земли, отстроить и поделить", то теперь такой подход начал давать сбои. По идее, лет через десять он должен перестать быть главным.

Сейчас по инерции большинство предпочитает действовать по старинке, однако потихоньку начинает пробивать себе путь и другой подход. В западной части страны он, вероятно, уже вовсю распространён, а на востоке, с его огромными пространствами, едва преодолел зачаточную стадию.

Тенденцию в торговле можно обозначить тремя словами: сетевизация, монополизация, универсализация. С сетевизацией понятно — магазинам, объединённым одной вывеской или одним хозяином, проще выжить и выиграть в конкурентной борьбе. По-видимому, поэтому сети преимущественно развиваются по узкоспециализированным направлениям.

Сетевизация неминуемо ведёт к монополизации. Мелким торговцам в дурное экономическое время становится худо, и они уходят, пополняя ряды неудачников-пролетариев. А сети остаются. Остальные "мелкаши" ищут, где поглубже, и обращают внимание на крупные торговые объекты в хороших местах, которые могут позволить им протянуть подольше.

Но, очевидно, и это не навсегда. Крупные торговые объекты тоже, по большей части, занимаются сетевиками. К тому же, часть таких объектов стремится к универсализации — превращению в "город магазинов" и не только их: но ещё кафе, спортивных залов, кинотеатров и т.д. — чтобы зашедшие проводили там как можно больше времени.

Короче говоря, по сути всё сегодняшнее новое в торговле есть только повторение старого — всё идёт туда, куда надо, по классическим схемам, лишь с небольшими нюансами. А куда? К централизации и монополизации уже в рамках всей страны, а не города или региона. Но ещё долга эта дорога.


Ехал в электричке

Ехал в электричке: серо-буро-жёлтые пейзажи за окном. Но пробивает уже себе путь и зелёная поросль — в основном на пригретых солнцем косогорах и заболоченных низинках.

Много пожаров. Пламя красит всё в чёрное. Горит сухая трава. В одном месте огонь так близко подобрался к железной дороге, что я сквозь стекло вагонного окна почувствовал жар.

Видел стадо коров, пасущихся на лугу. А может, это было и не стадо, и не коров, а табун лошадей или отара овец. Или каждой твари по паре. Издалека не очень-то разберёшь.

Люди сажают картошку на огородах. На дачных остановках вагон наполняется народом с тележками и рюкзаками. Большинство дачников — люди пожилые. Но есть и молодёжь.

Интересно житьё-бытьё вдоль железной дороги. Увиденное отчего-то напомнило картины американской глубинки 1930-х годов, но одновременно и советских послевоенных лет.

Девочка на качелях, припаркованный возле частного дома пикап, не огороженный забором двор, с которого открывается вид на болотисто-травяной простор с осколками леса.

Пока всё не заросло, примечается многое: бегущая по дороге собачка, коты на поляне, не растаявший лёд под мостом и загадочно прозрачная вода озера, где я когда-то купался.

Ещё встретились собаки, небольшой группой спящие в кустах под насыпью. Удивил дачный участок со всходами чего-то, похожего на грибы-дождевики. И свалка битого стекла.

На вокзалах проверяют похлеще, чем в аэропортах — хорошо, хоть не раздевают. Ищут запрещённые предметы: гранаты, пистолеты, взрывные устройства и наркотические вещества.

Правда, смысл этого не очень понятен. Всё искомое можно спокойно занести в вагон на небольших промежуточных станциях или платформах. Только народ от желдорог отучают.

Контролёры в электричке тоже бдят: ищут безбилетников в паре с охранниками. Ко мне подходили дважды: подозрительный, наверное. Безбилетников, что характерно, не видел.

Так и доехал.


Кореицы

Наблюдал такое. Баба выгуливает собачонку, а та игнорирует всех прохожих, кроме корейцев — облаивает их со всей злостью и чуть не бросается, когда они проходят мимо. Один раз как-то подобное встречал, тоже собака злобно гавкала на кореянку. На что заметили: она собак ест, вот её и облаивает. Похоже на правду — ведь у корейцев имеется блюдо из собачатины.


РСФСР и СССР

93 года назад по итогам гражданской войны на обломках Российской империи был образован Союз Советских Социалистических Республик. Примечательно, что в литературе примерно 1923-1925 годов и, наверное, даже слегка позже при описании данного географического пространства наблюдается интересная ситуация: СССР часто отождествляется с РСФСР. Например, описывается экономика РСФСР, но даётся её представление в границах СССР. Причём иногда и РСФСР и СССР существуют одновременно в одних и тех же границах в пределах одного издания: к примеру, идёт описание РСФСР с Юго-Западным краем с центром в Киеве и Западным краем, включающем Белоруссию, с центром в Смоленске, и тут же, в следующем разделе, то же самое описывается как УССР и БССР соответственно. На географических картах этих лет также часто территории в границах СССР обозначены как части РСФСР.


Ридна мова

После просмотра нескольких видео с украинскими журналистами, депутатами и разными героическими хлопцами, говорящими на украинском языке, сложилось впечатление, что он у них не родной. Подозреваю, что так и есть. Мовят натужно, деланно, выпучив глаза, будто быки на привязи. После пары минут прослушивания хочется в каждого запустить кирпичом. Лучше пусть по-английски шпрехают — хоть станут выглядеть реалистичнее.


Демократы и либералы

Кажется, никто не отметил исчезновения из политического лексикона слова "демократы" в отношении постсоветских реформаторов 90-х годов и правой оппозиции 2000-х. Или, если точнее, замещения его менее распространённым до того словом "либералы". Окончательное вытеснение слова "демократы" словом "либералы" произошло ориентировочно в 2011-2012 годах и, очевидно, связано с известными событиями протестного характера.