Денис Кокорин

единоличный сайт

Политота

Что любопытно: большинство из тех, кто позиционирует себя как националист, на самом деле в первую голову не националист, а антикоммунист и антисоветчик. Некоторые об этом так прямо и говорят.

Националистом же сегодня скорее можно считать того, кто называет себя коммунистом. При этом коммунистов как таковых, в прямом смысле слова, судя по всему, очень мало — вообще практически нет.


Ангарск

Побывал в Ангарске. Про город Ангарск можно сказать, что по нему отчётливо видно, куда в Иркутской области при Советской власти направлялись все деньги. Кажется, тут было то, что называлось "ленинградское снабжение", и сюда ездили жители соседних городов, чтобы затариться. Сейчас Ангарск несколько обветшал, но всё равно производит впечатление города достаточного.

Ещё в прошлый раз мною для визита целенаправленно был выбран центр города, состоящий почти полностью из сталинской архитектуры послевоенного десятилетия. Это самый мой любимый в России вид современной архитектуры (именно послевоенной), поскольку вся она как будто излучает оптимизм. Не знаю, каково жить в таких домах, но внешне они обычно прекрасны, если, конечно, за ними следили.

Центр Ангарска небольшой, довольно компактный. На то, чтобы его весь обойти, ушло около пяти часов, хотя, конечно, всё равно знакомство с ним было довольно поверхностным. Дворы я практически не затронул, например. Для этого придётся скататься туда ещё раз. А то, что было — разведка боем, как говорится.

Для наглядности примерная схема моего маршрута (я шёл против часовой стрелки):

Читать далее


Заборем заборы!

Очередной шаг на пути к Полной Свободе — это огораживание общественных территорий всевозможными заборами. Сейчас эта тенденция коснулась школ. Ходишь себе кратчайшим путём через пришкольную территорию, а в один прекрасный день — бац, и решётчатый забор! И, если сделали всё-таки калитки или ворота на привычных дорожках, то половину из них непременно всегда держат на замке.

Я таким макаром лишился как минимум шести (!) удобных прогулочных маршрутов по Владивостоку. На склонах сопок получилось особенно неудобно: раньше из одной части микрорайона можно было спокойно попасть в другую через школу, а теперь только в обход — двести метров по лестницам вверх, потом столько же вниз, или наоборот. Только в одной школе открытыми оставили все калитки, и лишь в одной забор и проходы через него удачно совпали с единственными сквозными путями через её территорию.

Это всё удручает, потому что изначально все такие школы проектировались и строились без всяких заборов, а их территории должны были служить местом культурного отдыха жителей прилегающих домов. Отдых, конечно, у наших граждан не всегда культурный, но тем не менее. Для чего огораживают? Против терроризма это не убережёт. Машины практически нигде на ограждённых территориях не ставились. Граждане с собаками как гуляли, так и гуляют. Хулиган тоже лазейку отыщет. Значит, освоение бюджета.

Другой случай — автостоянки. Во Владивостоке автомобилей дофига и больше, поэтому стояночно-парковочные места растут как на дрожжах. Был межквартальный проезд — тоже удобно ходить было, так нет — поставили забор, будочку с узбеком и собаками, и теперь там автостоянка без всякого сквозного прохода-проезда. По крайней мере, два таких места мне известны. Есть и третье, но там какой-то дом строят, так что, возможно, останется проход.

Ещё встречается такое: жители небольших домов (в основном двух-трёхэтажных) переводят в частную собственность придомовую территорию и также ставят забор. Хорошо, если дом в тупике — тогда там можно загородить проход для посторонних. С одной стороны — забор, с другой — шлагбаум или ворота, и всё — чужие здесь не ходят. Если же проезд сквозной, то просто вокруг дома, вдоль стен и клумб, сетку какую-нибудь поставить. Во многих больших новостройках сразу так делают.

Иные крутых заборов не ставят, ставят небольшие. Была тропинка вдоль дороги или тротуар, но придумали жильцы клумбу — как положено, с покрышками, цветочками и прочими радостями горожанина-садовода — и не стало ни тропинки, ни тротуара. Ходите, люди добрые, по проезжей части. Но это граждане простые. Непростые не заморачиваются: когда строят магазин или автомастерскую, просто сносят пешеходную дорожку, а вместо забора делают автопарковку и чисто символический тротуар, по которому никто ходить не будет.

Учебные заведения повыше школ отгородились от народу ещё раньше. Следом за ними больницы. Сейчас, смотрю, вслед за учебными заведениями и больницами подтягиваются поликлиники, пока не все. А вот детские сады, что интересно, которые изначально были огорожены, кое-где, наоборот, оставляют сквозной проход. Бывает, по соседству школа, через которую не пройдёшь, а через детский сад — пожалуйста. Я, правда, в одном таком детском саду себе ногу разбил — не заметил, что калитка не от земли открывается.

В общем, Царство Свободы наступает и обступает со всех сторон. Свободным сегодня может быть только человек с деньгами, отгородившийся от остального мира забором повыше и покрепче. Это давно уже известно: с тех пор, ещё когда в перестройку первые решётки на окнах появляться стали. Потом железные двери, кодовые замки, сейчас вот заборы. В советском заборе всегда была дырка, через которую можно было пролезть, а в нынешнем заборе дырка может появиться только в том, кто лезет. Свобода!


Закон Круга

Давно подметил. Если в мой плейлист вдруг каким-то образом попадает песня "Владимирский централ", а следом песни нет, то следующая песня, которую я выберу (как правило, машинально), тоже будет "Владимирский централ".


Дождевые черви-2

Несколько дней подряд с небольшими перерывами лил дождь, и сегодня на поверхности из-под земли выбралось множество дождевых червей. То есть, всё с ними в порядке.

Заодно вспомнил, как в начале своей жизни узнал про то, что если дождевого червя разрезать пополам, то получится два дождевых червя. И так далее.

В скором времени мне довелось в деревне встретить во дворе после дождя довольно длинного дождевого червя. Я немедленно вооружился лопатой и распластал бедолагу на две части. И что же? А ничего. Одна часть продолжила ползти, другая вроде стала просто извиваться, а уползла куда потом или нет, не знаю.

Другой раз я увидел, как дядька накопал на огороде в навозной куче целую банку червей для рыбалки. В навозной куче тепло и питательно, и дождевые черви налезли туда греться и питаться. Я, конечно же, попросил и меня снабдить энным количеством обитателей кучи.

Червей набрались целая консервная банка из-под тушёнки. Первым делом я вывалил нескольких червяков на землю и порезал их лопатой. Была у бабушки такая специальная рубильная лопата, чтобы курам кормёжку готовить из капустного листа и прочей птичьей радости, ей и воспользовался.

Затем я решил посмотреть, что у червяков внутри. Ну и, короче, собрал их обратно в банку и начал толочь, как в ступе (что использовал для этого — не помню, наверное, тоже какую-нибудь толокушку для курей). В общем, истолок всех, кто был в банке, в сплошную розоватую кашу.

Зачем это сделал — не знаю. Наверное, скучно было. Потом, кажется, выбросил содержимое банки курицам, и тем самым мои непростые взаимоотношения с дождевыми червями завершились.


Граница Европы

Просматривал как-то в очередной раз фотопанорамы Гугла и Яндекса. Какие красоты-то у нас, оказывается, есть! Перевалы в Саянах, Нижнее Приамурье, Камчатка, южные степи и много-много всего невиданного.

Ещё смотрел улицы разных городов. Самые симпатичные, на мой взгляд, у нас Екатеринбург, Санкт-Петербург и Минск. Ну, из тех, с которым я ознакомился. Ничего так Красноярск, Хабаровск и Псков. Вологда, Череповец, Великие Луки, Смоленск, Архангельск, Великий Новгород — вроде тоже всё есть, но чего-то не хватает. Комсомольск-на-Амуре строг, в чём-то величав, но та же проблема. Упадок? Удивил Благовещенск — он гораздо лучше, чем я думал.

Поизучал крупные города Поволжья. В большинстве своём они оказались невзрачными и пыльными (а зимой, наверное, грязными). Самара показалась обшарпанной и скучноватой, как, в общем-то, и Нижний Новгород с Волгоградом. Захваленная со всех сторон Казань как-то не впечатлила (может, не то смотрел), хотя, наверное, наиболее ухоженный город из всех названных на Волге, но всё как будто искусственное, ненастоящее. Вот, пожалуй, Ульяновск и Саратов интересны — есть в них что-то живое.

Впрочем, я досконально, до сантиметра, их все не разглядывал. Это нужно вживую города наблюдать, чтобы точное впечатление составить.

Кроме всего прочего, также отметил следующее: граница Европы сейчас проходит по Енисею. Это хорошо видно в Красноярске. Западный берег более похож на европейские и зауральские города России, а восточный — на те, что далее до Тихого Океана. То же справедливо для Абакана и Минусинска. "От Волги до Енисея"...


Дождевые черви

В детстве, помню, всегда замечал, как после дождя на поверхности земли и асфальте появляется довольно много дождевых червей. От того что почва перенасыщалась дождевой водой, они вылазили из своих подземных ходов наружу.

Но давно я не отмечал этого явления — во всяком случае массово. И никак не пойму: то ли не так много воды проникает теперь в землю, то ли мои глаза стали дальше от уровня земли, то ли дождевые черви перевелись во Владивостоке из-за плохой экологии.


Огораживание

А вот любопытно, заводчики дорогих коттеджных посёлков в России пытаются строить Америку, а получается всё равно Гулаг: с высокими заборами, охранниками, собаками, прожекторами, камерами видеонаблюдения, контрольно-пропускным режимом, стальными дверями и воротами, решётками на окнах, иногда и колючей проволокой.

То ли потому что основной части тех, кому доступны подобные излишества, близок духовно соответствующий контингент, кому "зона — дом родной" прямо или косвенно. То ли потому что на домик в таком посёлке тяжеловато честным трудом заработать, и знают: рано или поздно придут и спросят, откуда де, и, глядишь, предложат альтернативу.


Другие

Прибыл в Иркутскую область. И уже не в первый раз обратил внимание, что люди здесь не такие, как во Владивостоке и его окрестностях, а другие. Вроде бы и внешне похожие, и разговаривают на том же языке, и делают всё то же самое, но они всё равно другие. Как именно другие, объяснить трудно, но они отличаются. Может быть, они более простые? Кстати, на мой субъективный взгляд, народ в Сибири в целом посимпатичнее, чем в Приморье.

Самое интересное ощущение, что постепенно это странное различие увеличивается — медленно, медленно, но разрыв идёт. Есть мнение, что либо на Дальнем Востоке происходит вырождение проживающего там населения, либо это уже начался процесс выделения из русского народа ещё одного-двух этносов. При определённых обстоятельствах лет через пятьдесят могут идентифицироваться какие-нибудь дальнероссы. А о сибиряках как об отдельном этносе давно говорят.


Падают листья

Середина июля, а по всему городу вовсю листопад:

Чем-то деревья болеют, что ли? Раньше не замечал такого.