Денис Кокорин

единоличный сайт

Из песни слов

Забавно, конечно, но я открыл ещё один телеграмм-канал! Если в предыдущем ("День дурака") я пытаюсь шутить раз в день, то в этом я ничего пытаться не собираюсь, а просто решил туда публиковать "уместные цитаты из отечественных песен". Ну, может, не только из отечественных.

Итак, если кому интересно, знакомьтесь: телеграмм-канал "Из песни слов" (@iz_pesni_slov)!

Можно подписываться, можно не подписываться — дело свободное. Этот канал мной больше позиционируется как публичная записная книжка (так интереснее).

Никакой периодичности, в отличие от первого канала (одна шутка в день) здесь наблюдаться не будет — обновления там могут случаться как раз в неделю, так и пять раз за сутки.

П.С. Возможно, и в первом канале, который "День дурака", шутки или некое их подобие станут появляться чаще: то есть, не "раз в день", а "хотя бы раз в день", но это опционально.


Читая Паустовского

Прикупил как-то у барыг книгами за 500 рублей 7-томное собрание сочинений К. Г. Паустовского — кажется, последнее прижизненное (1967 — 1968 годов). В начале 2000-х прочитал несколько его произведений, и страсть как понравилось. Особенно запомнились "Мещёрская сторона", "Повесть о лесах", "Далёкие годы".

И дошёл я, значит, до произведения "Начало неведомого века", до глав, где Паустовский описывает жизнь его в Киеве времён гражданской войны. Удивительно, как ассонируют события почти столетней давности с нынешним положением дел на Украине.

Любопытны мысли и наблюдения Паустовского. Кто не читал, тому могут показаться интересными. Сделал подборку цитат из главы "Фиолетовый луч".

----

Кричать во весь голос "слава!" несравненно труднее, чем "ура!". Как ни кричи, а не добьёшься могучих раскатов. Издали всегда будет казаться, что кричат не "слава", а "ава", "ава", "ава"! В общем, слово это оказалось неудобным для парадов и проявления народных восторгов. Особенно когда проявляли их пожилые громадяне в смушковых шапках и вытащенных из сундуков помятых жупанах.

***

У каждого народа есть свои особенности, свои достойные черты. Но люди, захлёбывающиеся слюной от умиления перед своим народом и лишённые чувства меры, всегда доводят эти национальные черты до смехотворных размеров, до патоки, до отвращения. Поэтому нет злейших врагов у своего народа, чем квасные патриоты.

***

В первые дни петлюровской власти опереточные гайдамаки ходили по Крещатику со стремянками, влезали на них, снимали все русские вывески и вешали вместо них украинские.

***

Петлюра привёз с собой так называемый галицийский язык — довольно тяжеловесный и полный заимствований из соседних языков. И блестящий, действительно жемчужный, как зубы задорных молодиц, острый, поющий, народный язык Украины отступил перед новым пришельцем в далёкие шевченковские хаты и в тихие деревенские левады. Там он и прожил "тишком" все тяжёлые годы, но сохранил свою поэтичность и не позволил сломать себе хребет.

[Это прям как бальзам на душу, а то я уже начал сомневаться. Помнится, году в 2005, когда я впервые вышел в Интернет, случайно, по неопытности ещё, столкнулся в дискуссии с какими-то мутными украинскими то ли социал-шовинистами, то ли троцкистами, которые за подобные утверждения (про то, что в украинский язык после распада СССР искусственно добавляются новые слова, чтобы максимально разобщить его с русским) записывали в фашисты.]

***

Слухи при Петлюре приобрели характер стихийного, почти космического явления, похожего на моровое поветрие. Это был повальный гипноз.

Слухи эти потеряли свое прямое назначение — сообщать вымышленные факты. Слухи приобрели новую сущность, как бы иную субстанцию. Они превратились в средство самоуспокоения, в сильнейшее наркотическое лекарство. Люди обретали надежду на будущее только в слухах. Даже внешне киевляне стали похожи на морфинистов.

При каждом новом слухе у них загорались до тех пор мутные глаза, исчезала обычная вялость, речь из косноязычной превращалась в оживлённую и даже остроумную.

----

Ничто не ново под луной.


Цитата

 Казалось бы — прямо про распад СССР, про девяностые годы речь:

"Период контрреволюции в России принес не только "гром и молнию", но и разочарование в движении, неверие в общие силы. Верили в "светлое будущее", — и люди боролись вместе, независимо от национальности: общие вопросы прежде всего! Закралось в душу сомнение, — и люди начали расходиться по национальным квартирам: пусть каждый рассчитывает только на себя! "Национальная проблема" прежде всего!"

Но нет! Это Сталин пишет про период после первой русской революции 1905-1907 годов.