Денис Кокорин

единоличный сайт

Выборы губернатора

Стоило покинуть Приморье, как там разразились выборы губернатора. Да ещё в два тура, куда выбрались хрен с горы в чине отставного конного подводника, назначенный высшими силами присматривать за краем земли, и красная редька местного разлива неясного происхождения.

Хрен редьки не слаще, как говорится, и в ходе подсчёта голосов обнаружилось, что из двух зол пришедшие на избирательные участки излить свою волю граждане выбрали то, которое ещё не пробовали, то бишь редьку. Но, выяснилось московским утром (вот это поворот!), что конные подводники не тонут — даже отставные.

Меня до выборов не допустили — дорогу из Нерезиновой во Владивосток и обратно никто не оплатил, а через Интернет голосовать запрещено (XXI век ещё недостаточно наступил). Поэтому на результаты никак повлиять не мог — то есть, коллекция избирательных бюллетеней в шкафу осталась не пополненной. Пока приходится наблюдать издалека, как там земляки мечутся и мучаются.

В Столице тоже недавно были выборы. Москвичи дружно проголосовали за Известно Кого. Думаю, следует ожидать открытия в скором времени открытия 50 новых станций метро и объявления о строительстве Очень Большой Кольцевой линии после 2025 года. В целях ускорения строительства новые станции и линии станут завозить сразу целиком из других городов России (Самара, Екатеринбург и др.).

Возможно, также Москву расширят за счёт присоединения восточных городских округов Московской и отдельных районов Владимирской области, которые объявят Сверхновой Москвой, а потом проложат туда линию ВСМ (Высокоскоростной железной дороги), чтобы в часы пик в пробках не стоять. И это наверняка всё потому, что у них тут мэр, а никакой не губернатор или, тем более, врио!

Ну а приморцев, похоже, так или иначе ждёт только жопа с ушами.


ДВФУ

На Русском острове во Владивостоке расположился Дальневосточный федеральный университет. На территорию кампуса университета сначала посторонних не пускали, но сейчас вход свободный.

Для проникновения же внутрь учебных корпусов, оказывается, достаточно взять документ, удостоверяющий личность, и выписать пропуск в бюро пропусков.

На входах встретят охранники в деловых костюмах, попросят предъявить пропуск и документ и иногда могут ещё потребовать показать содержимое рюкзака или сумки (прямо как в Москве).

Читать далее


Лето в городе

Во Владивосток пришло лето, и на Океанском проспекте наконец-то взялись строить метро!

Читать далее


Большие дома — большие проблемы

На Чуркине достраивают три больших жилые 25-этажки. Одну вроде даже уже заселяют.

Читать далее


День Победы

В начале мая во Владивостоке обычно цветут абрикосы. Как правило, на 9 мая приходится один из последних дней, когда их ещё можно увидеть в розовом цвете. Давно хотел сфотографировать это цветущее дерево, но мешала то пасмурная погода, то ещё что-нибудь. Тут же иногда видел ветерана войны, но последний раз года два назад.


Смесь-8

Снова 10 фотоснимков Владивостока, на этот раз среди прочего с водоплавающей и другой техникой.

1. Босфор Восточный.

Читать далее


Первый май

Иногда буду выкладывать архивные фотоотчёты.

Для начала посмотрим первомайские фоточки прошлых лет.

Читать далее


Разруха

Прошёлся по городу, посмотрел... Кругом разбитые лестницы, тротуары, бордюры, дороги... В мосту на пешеходной дорожке встречаются дыры величиной с широкоформатный телевизор — через решётку арматуры можно любоваться происходящим внизу безобразием — например, застрявшем в речке остовом катамарана или гидроскутера.

На видовой площадке 7 лет назад брошенный забор из сетки-рабицы торчит как в постапокалиптической компьютерной игре. А ведь туда иностранных туристов возят на автобусах. Остатки разрушенной вандалами скульптуры в честь какой-то русско-японской дружбы никого не удивляют. Бесхозяйственность, только под ноги гляди, чтобы не навернуться.

Попалась одна лестница ещё советских времён. Несколько лет она вела в стенку какого-то шайтан-кафе, поэтому сохранилась получше тех новых, что рассчитаны максимум на пятилетку: а в совсем свежих бетон крошится, как батон, оголяя металлические штыри. В прошлом году я таким насквозь проткнул подошву нового полуботинка.

Есть ещё несколько советских лестниц, железных (на одной видел выбитую дату — 1955 год), на склонах сопок. Тоже ещё почему-то держатся, несмотря на усилия вандалов. 10 лет я по ним хожу, кое-где за это время пробили дыры, разворотили скамейки, оторвали поручни, заменили пару пролётов на новые бетонные, но всё равно.

Возле одной из остановок города сделали красивую новую лестницу с блестящими металлическими поручнями. Недавно стал замечать, как поручни постепенно исчезают — то одного куска нет, то другого. В этот раз обнаружил вырванной и последнюю оставшуюся часть — впрочем, почему-то не до конца, поэтому она осталась сиротливо полувисеть-полулежать вдоль раскуроченных ступенек. Остальное, видно, сдали в цветмет.

Местами попадаются "островки стабильности" — выглядят они получше, чем их окружение, но расположены чаще всего бессистемно. Дороги иногда чинят, вырезая кусок старого асфальта и заливая его новым. От дыр, однако, это не спасает — особенно ими могут похвастаться всякие второстепенные проезды, где и машину можно разбить в хлам, и ногу подвернуть запросто.

Не радуют глаз и горы мусора на склонах (а во Владивостоке сплошь склоны да спуски-подъёмы). Никаких субботников не напасёшься (к счастью, попадаются и чистые места!). Домишки на этом фоне выглядят более-менее прилично — есть с хорошим ремонтом, есть просто симпатичные, но, конечно, далеко не все. А может, я просто не приглядывался.

В общем, разруха. Нет — Разруха. Как после войны какой-то. А тут про саммиты, форумы, инвестиции речь. Про метро я писал... Все смотрят в будущее. Но какое уж тут будущее? Никакого будущего здесь нет. И не надо, возможно. А надо под ноги смотреть. Чтоб не упасть или не проткнуть себе ступню.

Как олицетворение: "Конец Вечности".


Русский мост

Мост на остров Русский в виду отдалённости от привычных мне маршрутов и мест обитания нечасто попадает в объектив моего фотоаппарата. Надо исправляться. Вот сразу три снимка Русского моста во мрачном вечоре.

Читать далее


Ветер с моря дул

Весна в разгаре. Прогуливался как-то да забрёл на территорию школы. Школы сейчас все огораживают заборами — очевидно, чтобы сложнее сбежать из них было. В общем, забрёл, и тут ко мне наперерез охранник. Сначала подумал, хочет арестовывать меня как террориста, но тот вместо этого замахал руками: "Подождите, не уходите, поговорите со мной!" Я как человек отзывчивый не мог равнодушно пройти мимо — а поскольку никуда не торопился, то остановился и пообщался с человеком.

Сам я был немногословен. Мне и вопросов охранник почти не задавал, всё больше сам. Рассказал, где живёт, какая пенсия и зарплата, что ему 67 лет, как кого зовут, что сын уехал в Ленинград, что с женой разошёлся давно, а та поехала на два месяца в Москву, что работает сутки через двое, дома он сидит один, поговорить не с кем, что приходит с работы, берёт в магазине маленькую бутылочку коньяка, выпивает её, а затем снова спускается в магазин, за следующей, и так несколько раз.

"Нет, здесь не пью!" — махнул он на свою рабочую бытовку в ответ на мой закономерный вопрос о его состоянии (явно "после вчерашнего" или "после утрешнего"). Затем рассказал про поездку в Санкт-Петербург к сыну, про его друга, поднявшегося на китайских фейерверках, про то, что сам в прошлом был моряком, возил машины из Японии в девяностых годах, побывал в Америке, где всё богато, ещё в каких-то странах, про товарища, который машины не нажил, хотя ещё в советское время мог.

Ветер с моря дул, и я замёрз, поспешил к выходу с территории школы. Охранник вызвался меня проводить и по пути поведал ещё несколько морских историй: как набирали лишние машины, как их сбрасывали в море, отпилив одну какую-нибудь нужную запчасть, про некоего капитана с уголовным прошлым, который за борт отправлял (чтобы не было проблем) тайно пробравшихся на судно нелегальных мигрантов, про нелегалов, задохшихся в трюме, и тому подобное.

Но наконец я замёрз окончательно и всё же сумел распрощаться с активным рассказчиком, оставив его наедине с сигаретами, работой и другом-псом, который хотя бы в количестве одного штуки всегда водится возле охранников и сторожей. Пошёл и подумал, что хорошо, что товарищу охраннику попался я, а не кто-то из тех, кто привык сбрасывать людей за борт. Но, возможно, такому он этого всего и не рассказал бы. А я, в общем, не дал пропасть человеку с его одиночеством. Люблю наш народ.