Денис Кокорин

единоличный сайт

Почему география

Сегодня, в свой очередной день рождения, такой знаковый в этот раз, я решил наконец написать, почему же я всё-таки выбрал путь географа. За последние несколько месяцев мне так часто задавали подобный вопрос самые разные люди, что я даже ненароком подумал, что им есть до сего факта какое-то дело.

Ответ на него и прост, и сложен одновременно. Для начала следует сказать, что выбор был предельно рациональным. Об объективных и субъективных причинах, побудивших делать какой-либо выбор вообще, я умолчу. Пускай под ними понимаются обстоятельства жизни.

Почему же именно география, причём не какая-то, а социально-экономическая, которую, скажем, на Западе чаще всего принято называть не иначе как "Human geography", стало быть, "человеческая география"? Почему не информационные технологии, юриспруденция или просто экономика?

Во-первых, ко всякому занятию нужны определённые склонности и способности. Результат деятельности географа это обычно географическая карта или географическое описание местности (сейчас к ним добавляются ещё теория и модель, но не суть важно — они охватывают те же явления).

Карты, схемы и описания местностей я делал с детства, начиная с плана бабушкиного огорода и попыток написать книгу или рассказ, которая нередко оканчивалась созданием образа территории, где происходило действие, а то и просто её схематичным изображением. Значит, минимально нужные для занятия географией склонности и способности у меня есть.

Во-вторых, мало уметь просто создавать и описывать карты и местности, желательно совершать и какой-то хотя бы простенький анализ (и синтез, соответственно).

Картограф — рабочий географии, он способен создать изображение земной поверхности, но, имея в среднем случае узконаправленную специализацию, объяснить его может не всегда. Для объяснения каких-то явлений в пространстве Земли требуются навыки сбора, систематизации, обобщения и анализа информации.

Жизнь моя сложилась так, что искать, добывать и объяснять различную информацию в большинстве случаев мне приходилось самостоятельно. Правда, верно объяснять я научился далеко не сразу, но на уровне интуиции попадал в точку довольно часто — и часто не верил этому (как правило, зря).

Имея же склонность к составлению и изучению карт, описаний различных территорий и пространств, более всего меня занимала географическая информация: растительность и народы стран и регионов, города и дороги, пейзажи и перемещения, статистика по всему этому. И так далее.

В фарватере этого занятия я брался и за создание идеального административно-территориального деления России, и оптимальной схемы транспортных сетей Владивостока, и за многое другое. В итоге умение видеть и находить сущность пространственных явлений в той или иной мере у меня сформировалось.

В-третьих, убеждение, что то, что ты делаешь, нужно делать хорошо и стремиться делать лучше всех. Проанализировав фактически всю свою жизнь, я пришёл к выводу, что хорошо занимался всем, связанным с двумя вещами: литературой и географией.

В-следующих, чтобы что-то делать действительно хорошо, нужно в это вкладывать не только силы, а в известном смысле и душу. Иное, если им злоупотреблять, плохо скажется на гармоничном состоянии собственного существования, а как следствие, на здоровье.

После определённого личного кризиса 2011 года, заниматься чем-то интеллектуальным, что не приносит внутреннего удовлетворения, я не мог. А география оказалась одной из тех областей, которые не вызывали отвращения.

В-пятых, в силу, вероятно, каких-то чисто физиологических причин или особенностей характера, всегда не мог слишком долго сосредоточиваться строго на одном участке интеллектуальной деятельности: нужно было обязательно хоть чуть-чуть проникать в соседние и даже более дальние области, видеть взаимосвязи вещей, знать картину в целом.

Это вылилось в стремление к перфекционизму, что нельзя всегда назвать положительной чертой, но во многом определило род деятельности. Поэтому, скажем, физическая география оказалась мне мало интересной, а вот "человеческая" социально-экономическая проникала повсюду, задевала самые разные вопросы и потому позволяла размахнуться широко.

Уже неактуально: (Есть ещё в-шестых и в-седьмых, там про практическое применение географии (читай — зарабатывание денег) и ещё что-то, о чём я забыл, пока писал, но об этом я попробую дописать завтра или послезавтра, так как заболел. А может, и не допишу, упомянутого хватит.)

Добавление от 22.04:

В-шестых, привлекали чисто практические свойства географии, вытекающие из упомянутой в предыдущем пункте обширности: соприкосновение с иными областями человеческой деятельности, как следствие, у географической науки шире. География в значительной мере междисциплинарна, и оттого и применение себе хороший специалист в ней способен найти в самых разных областях, не только в "Макдональдсе" — перестроиться будет легче.

И, наконец, в-седьмых. А в-седьмых, я просто хочу говорить: "Я — географ". Что положительно будет сказываться на моей внутренней гармонии.

***

С таким вот набором я и пришёл к развилке.

На камне у перепутья отчётливо читалось три направления: литература, картография и география.

Первая дорога была неплохо ухожена, но с россыпями острых камней в самых неожиданных местах, волками на обочинах и таинственными ямами, со стенами по обе стороны и ответвлениями в никуда.

По ней я уже ходил. Искать там можно было творческого приложения своих литературно-сочинительских умений, пускай в весьма узких направлениях: например, написании сценариев к играм. Сейчас же я попробовал проникнуть в мир смартфонного гейминга (название-то какое неприличное).

Нашёл вакансию — сделал тестовое задание, отослал. Обещали связаться через две недели, но написали почти мгновенно, назначили собеседование по скайпу. На собеседовании я допустил две ошибки: приняв название одного игрового жанра за другой (откуда мне знать их сленг?) и совратившись после уговоров на предложение назвать желаемую зарплату (забыв, что в начале разговора упоминалась тарифная сетка). В итоге на работу не взяли. С другой стороны, я не сильно расстроился.

Вторая дорога тоже была знакома. Она поросла высокой травой, и путь еле угадывался в постоянно наплывавшем откуда ни возьмись тумане. Особенно тяжело приходилось в кривых и запутанных оврагах. В конце местилась высоченная, почти отвесная стена, покрытая древними иероглифами, не прочитав которые, взобраться на неё представлялось задачей невозможной. Единственным решением здесь было махнуть рукой и вернуться.

А вот по третьей дороге я ещё не ходил. Она сочетала в себе свойства предыдущих двух, здесь тоже были камни, ямы и волки, а по бокам и по пути иногда возвышались стены и валуны, но, как правило, невысокие и проходимые. Более того, дорога чаще выходила на солнечные места, на зелёные луга и просторы, заманивала всё дальше и дальше в очередное прекрасное далёко. Преодолев некоторые первые препятствия, я двинулся по ней. И пока иду, о чём совершенно не жалею, чего желаю всем.

На посошок ссылка на моё тестовое задание по игре: http://deniskokorin.ru/works/the-black-heart/.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: