Денис Кокорин

единоличный сайт

Транспортная ситуация в Москве

С сегодня ввели в Москве проезд на любом транспорте только по пропускам. Немедленно в Интернете появились репортажи с утренних станций метро, где даже при падении пассажиропотока на 80% (по сравнению с предыдущим годом) накопились огромные очереди из-за проверок этих самых пропусков.

Видеть такое в Москве, систему городского транспорта которой как в организационном плане, так и во многих других аспектах, не без основания можно считать одной из лучших в России (а возможно, и в более широких географических пределах), по меньшей мере странно.

Есть же "Тройка", "Стрелка", разовые карты для проезда и другие — можно было через эту систему как-то учёт и контроль организовать, если уж так сильно надо — заблочили же проезд по соцкартам. Или выпустили бы под такое дело специальные проездные: "Тройка" с лошадьми в медмасках.

Конечно, перенастройка самих карт и терминалов для них требует какого-то времени, но ведь и о мерах было объявлено заранее. Подозреваю, тут замешан так называемый "синдром начальника". Есть же "синдром вахтёра", который не пропустит через зону своей ответственности никого просто на всякий случай.

"Синдром начальника", если просто, это когда надо показать свою значимость: ты типа ответственный, всё держишь под контролем, быстро решаешь важные вопросы, умело раздаёшь задачи и добиваешься их выполнения. А на деле: простые решения и непростые последствия.

Из той же оперы ситуация, когда в 17.30 нач внезапно даёт задание, которое нужно сделать до 18.00 (окончание рабочего дня) — и плевать, что его невозможно сделать и за неделю: твои проблемы, тебе за работу деньги платят, вынь да положь!

Ну, или, может, система по выдаче пропусков на каких-нибудь прибыльные проекты завязана, такое тоже бывает. Но тут я ничего не знаю. В общем, надеюсь, скоро проезд на транспорте в Москве совсем запретят: будем смотреть, как разворачивается "естественный эксперимент".


100 лет ДВР

О как, сегодня-то, оказывается, исполняется ровно 100 лет со дня образования Дальневосточной Республики!


Самоизоляция

У меня вынужденная самоизоляция безо всяких вирусов: сижу, занимаюсь своей исследовательской работой, пытаюсь освоить теорию вероятностей, а на улицу выхожу преимущественно до ближайших магазинов — сроки поджимают. Ну, или так, поразмяться ненадолго по окрестностям: места много, просторно, деревья, людей почти нет (кроме минувшей субботы, в субботу было как-то непривычно и неприлично народу).

Так что, весь этот спектакль ("весь мир — театр") специально для меня: чтоб не так обидно было, что я тут в четырёх стенах целыми днями прозябаю, а народ по улицам и площадям весной безнаказанно шастает. Но, надо сказать, принимаемые меры вызывают вопросы.

Ведь что предлагается? Сидеть дома, в особенности пожилым. А сидение дома означает большую, чем обычно, неподвижность. Смотря, какое жилище, безусловно, но много ли в обычных квартирах места? А, грубо говоря, движение это жизнь. Неподвижность ведёт к гиподинамии, а она, в свою очередь, уже и к обострению всяких хронических заболеваний: любой вирус — заходи, не хочу.

Три дня, неделя, две, или даже месяц ещё ничего, но тоже, видимо, от возраста и возможностей зависит. Думаю, после завершения так называемого "карантина" стоит  ожидать немало случаев смертей от последствий домосидения — не исключено, что больше, чем от вируса, который, судя по всему, не так страшен, как его малюют (кстати, статья по теме).

Поэтому, пока совсем не обнаглеют и арестовывать не начнут за выход на улицу без разрешения — выходить буду. Но, к сожалению, до мая, похоже, особо и не придётся. Может, оно и к лучшему.


О персональных данных

Иногда, в особенности при размещении на сторонних ресурсах, возникает вопрос. Не является ли мой опрос по метро несанкционированным сбором персональных данных? А давайте проверим.

Согласно п. 1 ст. 3 152-ФЗ "О персональных данных" персональные данные — это "любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных)".

В п. 7 ст. 5 152-ФЗ сказано, что "Хранение персональных данных должно осуществляться в форме, позволяющей определить субъекта персональных данных..." (дальше говорится о времени хранения и необходимости уничтожить или обезличить персональные данные после истечения определённого срока).

п. 9 ст. 3 152-ФЗ говорит, что "обезличивание персональных данных — действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных".

Теперь смотрим, попадает ли информация, получаемая мной в опросе, под определения, данные в законе.

Что я получаю? 1. Предполагаемое место проживания, ограниченное названием города, улицы и номером дома (причём необязательно текущее или постоянное место проживания); 2. предполагаемый возрастной диапазон отвечающего; 3. предполагаемое время проживания в указанном месте — меньше или больше 5 лет (возраст и время проживания в одном месте влияют на степень освоенности информации о районе проживания и его восприятие); 4. предполагаемые места посещения — частые или не очень; 5. предполагаемые пути передвижения от этих мест до станций метро.

Ок. Кто-то в возрасте 31-50 лет из Санкт-Петербурга ответил, что живёт менее 5 лет на проспекте Энергетиков, 9к3 в районе станции "Ладожская", часто посещает ТРК "Галерея" возле станции "Площадь Восстания" и иногда бывает на 6-й линии В.О., 25 в районе станции "Василеостровская" и везде передвигается пешком.

Можно ли прямо или косвенно по этим ответам определить конкретного субъекта персональных данных без использования дополнительной информации? Ответ: нет.

Нужно знать хотя бы ещё что-то одно: пол, номер квартиры, имя, аккаунт в соцсети, email и т.п. Тогда — да, становится возможным прямо или косвенно определить субъекта (да и то требуются уточнения). При этом нельзя проверить правдивость ответов, если она не очевидна (хотя я рассчитываю, что большинство ответов правдиво).

Таким образом, проведение этого опроса нельзя считать сбором персональных данных. Поскольку ответы я получаю сразу в обезличенной форме.

Но, если даже толковать иначе, то в любом случае оператором персональных данных являюсь я и несу ответственность перед законом тоже я, а кто-то, размещая опрос на своей страничке, в соответствии с пп. 3-5 ст. 6 152-ФЗ, просто становится лицом, осуществляющим обработку персональных данных по поручению оператора, и несёт ответственность только перед оператором (если действует в рамках закона, конечно). Однако, повторюсь, сбором персональных данных, исходя из однозначного толкования текста закона, опрос считать нельзя, а значит, всё ок.


Инструкции

Врач выписал лекарства. Ну что — купил, принёс домой, приготовился принимать. Но, смотрю, не так-то всё просто — с таблетками, скажем, особых проблем не возникло, а вот как что-то поинтереснее, так да. Например, выписали применение некоего раствора из бутыли. А бутыль надо каким-то, надо сказать, не самым очевидным образом откупорить. Как же это сделать? Непонятно.

Полез читать инструкцию. Читаю и понимаю, что ни хера не понимаю. Не потому что на иностранном языке, а потому что всё специальными терминами расписано — для умных, значит. И так перечитал, и эдак: что из чего что в бутыли, догадывайся сам, даже пришлось в Интернет лезть. Интернет ситуацию прояснил слабо. Но в итоге всё равно как-то справился, без инструкций. Наверное, на это и расчёт.

Тем не менее, вывод последовал самый ясный: инструкции для препаратов должны писать не специалисты по препаратам, а специалисты по языку — филологи. Гуманитарии, короче. То же касается и технических приборов. А то за что не возьмись, всюду видна рука технически подкованного специалиста — инструкция написана, очевидно, правильно, но только на простому обывателю непонятном языке.

Это и ясно: специалист в терминах силён, а в языках не очень: из всего многообразия, поди, только слова "штука" и "хреновина" и им подобные знает, а не запрещёнными словами описать не способен. Причём организовать такую работу можно просто: вначале специалист пишет инструкцию, а затем приставленный к нему языковед "переводит" на человекопонятный язык.

С учётом, что специалисты, особенно технические, чаще всего мужского полу, а по филологии чаще всего женского, то при слаженной командной работе возможен синергетический эффект. Впрочем, сейчас актуальнее удалёнка. Зато, может, хоть инструкции люди читать начнут (иначе зачем, если всё равно ничего не понятно). Возможно, подобное законодательно стоит прописать. Но, кстати, текстов законов всё это тоже касается.


Несвоевременные мысли

Если ситуация продлится достаточно долго, то потом может внезапно оказаться, что для многих видов работ совсем необязательно заставлять людей ездить каждый день в офис и просиживать там по 8 часов и более просто для того, чтобы держать их на виду у начальства и под контролем во имя так называемой эффективности.


Лимонов

Эдуард Лимонов умер символично — в объятиях рушащегося мира.


Хроники Апокалипсиса

В Москве народ посдурел с этим коронавирусом, но, наверное, так и должно быть. В метро народу мало. То и дело встречаются люди в медицинских масках. В "Ашане" пустые полки, где лежали тушёнка, мыло, туалетная бумага. В аптеках очереди. Поехал в библиотеку-Ленинку, там бабуля на сквозняке сидела в читальном зале — зачихала-закашляла, сразу набежал народ: чего пришли, сидите дома, раз болеете. В гардеробе обсуждают, когда прекратят работать: завтра или со следующей недели. Зашёл в столовую: тоже какое-то собрание по теме. Как перед войной.


Коронавирус

Давненько ничего не писал. А то вдруг потеряли: коронавирус, все дела. Но нет, я пока здоров. Тьфу-тьфу-тьфу! Занят исследовательской работой. Некогда отвлекаться. Кстати, про Ухань пара сюжетов есть даже.

Давеча заглянул в магазин, а там выгребли почти всю тушёнку. Но, правда, сегодня вроде как завезли ещё. Зато опустошили начисто полки с дезинфицирующими средствами.

Туалетная бумага пока на месте — навалена большой горой. Наш человек, чай, не дикий европеец! Оценив обстановку, немедленно сунул под мышку пару рулонов. Мало ли: карантин, снегопад, потом экономический кризис, а я не готов.