Денис Кокорин

единоличный сайт

Путешествие на запад, часть 16-я. Санкт-Петербург

Санкт-Петербург — город, в котором все фотографируют(ся). Новым аппаратом за два месяца после его приобретения я наснимал столько же кадров, сколько предыдущим за год (а это более 10 000 фотографий), и большую часть из них сделал именно в Питере. Естественно, все, даже если сразу исключить неудачные, плохие, личные, музейные и дубли, опубликовать физически невозможно. Какое-то количество отсеется стандартных снимков, снимков всяких достопримечательностей, которые и без того всем известны (но совсем их не обойти). И даже после тех, что подходят для продолжения публикаций в том же духе, останется огромная доля. Поэтому при отборе следующих фотокарточек я основной упор постараюсь делать на разные моменты, которые показались мне интересными, а не только демонстрацию в стиле "как оно было" (хотя и от такого тоже отступать не стану). Возможно, что-то позже выделю в отдельные заметки вне цикла, если будет время и желание.

Ну а пока продолжу: 16 мая 2017 года я прибыл на "Сапсане" в славный город, что у моря, но не Владивосток, а Санкт-Петербург. Из серой дождливой Москвы в солнечный тёплый Петербург. Кто бы мог подумать.

Доплёлся с измучившей меня сумкой до столовой со знакомым названием "№1. Копейка" на улице Марата, скоротал там время, впервые отведав суп-сборную солянку — в Питере, как посмотрел, довольно популярное блюдо. С обслуживающим персоналом столовой общий язык нашёл с трудом — не очень-то они (кажется, киргизки) по-русски понимали, приходилось повторять, переспрашивать, уточнять. Ну, это ничего — в Москву и Питер, считай, с Дальнего Востока как за границу едешь. Правда, в Москве со знанием работниками общепита русского языка за всё время пребывания проблем не возникало.

Из столовой двинул на станцию метро "Маяковская", где немедленно обзавёлся местным аналогом московской "Тройки" пластиковой картой "Подорожник". Любопытно, но стоимость проезда по ней в петербургском метро оказалась на рубль дороже, чем в московском (36 против 35).

В недра подземки с багажом не пустили, пока не просветили всё на пункте пропуска через рентген-аппарат. Чуть больше месяца минуло после теракта в петербургском метрополитене, поэтому, когда брал с собой рюкзак, проверок на входе избежать удавалось редко. Проверяли меня часто — и в Питере, и в Москве; в Москве, к тому же, ещё и в некоторых торговых центрах с металлоискателями, хотя последнее, по-моему, не очень законно.

2. В Санкт-Петербурге я жил у друга (спасибо ему за гостеприимство) в районе станции метро "Пролетарская" в интересном доме подковообразной формы.

3. Если б дом ничем особым не отличался, то и не стоило бы его упоминать. Но он меня поразил, в частности, нумерацией квартир, которая уходила куда-то за тысячу. Я так и не удосужился пройтись до последнего подъезда, чтобы посмотреть, какие номера там, но и так можно прикинуть, сколько здесь живёт народу. Пожалуй, население пары российских малых городов типа Чекалина запросто поместится в этом доме. Наверное, для столиц ничего необычного — подобных домов тут много.

4. С высокого этажа открывались захватывающие дух виды.

5. С одной стороны можно было наблюдать за жизнью трамвайного депо.

6. С другой — Неву и Заневье.

7. Вдалеке торчал мост, напоминавший о Владивостоке.

8. И повсюду (то тут, то там) — многоэтажки, многоэтажки, выросшие в эпоху развитого капитализма будто грибы после дождя.

9. Этот квартет я назвал "Четыре брата".

10. А так смотрится с вышины вестибюль станции метро "Пролетарская", которая служила начальным и конечным пунктом большинства моих маршрутов. За ней — ремонтируемый проспект Обуховской обороны с трамвайной линией. На трамвае я тоже несколько раз ездил, а также на автобусе (в том числе ночном).

11. В день прибытия в городе ещё было отопление, но уже следующим утром его вырубили. Пришлось греться на улицах северной столицы. Само собой разумеется, первым делом я поехал на Невский проспект.

12. В "Доме Зингера", напротив выхода со станции метро "Невский проспект", в трёхэтажном книжном магазине обзавёлся удобной картой города и пошёл, куда глаза глядят.

13. Глаза глядели на красивую церковь, к которой путь пролегал вдоль канала или реки.

14. Кстати, вид с верхнего этажа книжного магазина на сию водную артерию (карта подсказала, что это канал Грибоедова), Невский проспект и здание, где находится спуск в метро.

15. Цвет воды в канале несколько озадачил.

16. Мостик через канал — с художниками и уличными актёрами. На асфальте реклама прогулок на крыше — объявления под ногами вообще весьма распространённое явление в Санкт-Петербурге. Больше всего её на подходах к метро. Рекламируют всякое: экскурсии по городу, съём жилья, такси, парикмахерские, магазины, быстрый кредит. Но больше всего предложений вроде: "Таня", "Света", "Юля", "Отдых".

17. Уличные актёры (с которыми явно можно сфотографироваться за небольшую плату) — привычное тут дело. Одеты как на подбор, в духе имперской старины. Лениных, Сталиных и Путиных, как в Москве, не встретил, хотя вроде "колыбель трёх революций", 2017-й год, а вот так! Или я не там ходил. Хотя это объясняется просто: главный клиент таких актёров, по-видимому, иностранец. А зачем иностранец по большей части едет в Питер? Посмотреть на русскую Европу. Отсюда и предложение.

18. Чем ближе к достопримечательности, тем больше всякой торговли.

19. Разевая рот, дошёл. Красотень! Оказалось, Спас-на-Крови, возведённый на месте рокового покушения на Александра 2-го.

20. Тут, кроме торговцев матрёшками, ювелирными изделиями и сувенирами, ещё и художники с картинами. Этих в Петербурге тоже полно, полнее полного.

21. Кто чем зарабатывает. Однако корзинка пустоватая.

В храме был выходной день (среда), внутрь пробраться не удалось. Да и вообще, я-то намеревался посетить Дворцовую площадь с Зимним дворцом, однако не совсем понятный переход между станциями "Гостиный двор" и "Невский проспект" в метро с последующим выходом на поверхность в неожиданном месте меня совершенно запутал. Думал, что иду на северо-запад, примерно в сторону Зимнего (а я хотел туда попасть второстепенными улицами, а обратно уже по Невскому), но оказалось, что совсем в другую.

Осознав приступ топографического кретинизма, изучил повнимательнее карту на бумаге и карту в телефоне, понял, что лучше вернуться, перейти Невский проспект и идти там, заглянув попутно в Исаакиевский собор. Но и поблизости распознавались достопримечательности, каковые, сделав небольшой крюк, тоже можно было посмотреть.

22. Может, в карету?

23. Не, лошадок жалко!

24. Уж лучше на своих двоих. Хотя так заманчиво по реке Мойке (вроде она) проплывали судёнышки разного рода туристической значимости!

25. Но переместиться на воду я не решился, уж как-нибудь в другой раз. Тем более поблизости нашлось место под названием Михайловский сад.

26. Прокрался туда, обозрел растительность, памятники уважаемым людям и это сооружение, оказавшееся павильоном России, внутри которого затаился кафетерий.

27. Весенний Михайловский сад оказался довольно уютным местом с симпатичными лужайками. А здание дворцовой внешности перед ним напомнило американский Белый дом. Позже я узнал, что это расположился Государственный Русский музей.

28. Из других интересностей в саду — цветочки с сибирским названием, к Сибири собственно не имеющие никакого отношения (как говорят умные книжки и Википедия).

29. А через дорогу — достопримечательный Михайловский замок, резиденция Павла I, где несколькими днями спустя со мной произошла неприятная случайность.

30. В саду работали зазывалы на экскурсии по рекам и каналам (на оживлённых улицах они часто ещё и с мегафонами) — строго питерское явление. Во Владивостоке экскурсий по морю, например, почти никто не устраивает и уж тем более не зазывает на них. Ну а пригодных для того рек и каналов с дворцами и еврокрасотой и вовсе нет.

31. Из сада вышел через ранее замеченные воротья прямёхонько к Спасу-на-Крови. Честно говоря, очень мне хотелось через них с той стороны пройти, поэтому я и дал кругаля именно через Михайловский сад именно в таком направлении.

Там же, в саду, я заметил ещё одну особенность, характерную для Петербурга, но пока не придал ей большого значения, предполагая, что это может быть черта лишь одного Михайловского сада.

32. Оттуда я вернулся к Невскому проспекту и самой первой достопримечательности, увиденной мною при выходе из метро: Казанскому собору.

33. Массивно!

34. На улицах Петербурга старинные машины смотрятся органично.

35. От проспекта я пошёл вдоль всё того же канала Грибоедова. Улицы по обе стороны от него были напрочь запаркованы автомобилями не хуже, чем во Владивостоке.

36. По узким коридорам осторожно пробирается троллейбус. Также моё внимание привлекло радийное название столовой.

Слово о столовых. Их в СПб много. Больше, чем в Москве, точно (может, не в натуральном выражении, но на душу населения наверняка). И раз в день (изредка два) я в них питался. Чаще всего в имеющей владивостокские корни уже упомянутой сети столовых №1 "Копейка", удобно разбросанных по центру города. Обычно там было до хренища народу, приходилось отстаивать немалые такие очереди, но еда в основном попадалась нормальная и стоила не шибко много — впрочем, качество еды и обслуживания в разных филиалах пускай незначительно, но разнилось: более-менее мне понравилась столовая напротив Московского вокзала, а также где-то в начале Невского проспекта, на подходах к метро.

Тут же, на Невском, но ближе к Дворцовой площади, пару раз ужинал в какой-то столовой, названия которой не запомнил. Еда там была средней паршивости, а цены выше. То же примерно можно сказать о столовой в противоположном конце проспекта — "Street", неподалёку от площади Александра Невского. Рядом, в Александро-Невской лавре, довелось трапезничать в монастырской трапезной, где еда (особенно пирожки с пшеном) была неплоха, но цена за небольшую порцию постного, без мяса, борща озадачила — 80 рублей! Дороже, чем в аналогичном месте в Москве и в других столовых (обычно такая порция борща с мясом стоила рублей 60).

Заглядывал и присоветанную jescid столовую "Столовая ложка". Про неё могу сказать одно: дорого и невкусно (может, когда-то было лучше, или место такое попалось, а может, это вообще другая столовая, так как есть ещё просто "Ложка". где я не был). Из той же оперы столовая "Наша" на проспекте Обуховской обороны в районе станции Елизаровской. Но в обе заходил лишь по разу — а раз на раз не приходится, как говорят. Из однозначных лидеров в плане питания в моём списке столовых уместилось кафе "Сити" напротив "Нашей", хотя (если не брать, допустим, бизнес-ланч) получалось дороже среднего, но не намного.

37. Что-то я отвлёкся. Надо смотреть под ноги!

38. Сориентировавшись, поворотил направо — в улицу, где на горизонте маячили шпили каких-то красивых зданий.

39. Пирожковая. Любопытно.

40. У Петербурга есть свои комплексы!

41. Например, Петербург хочет быть Москвой.

42. По дороге к шпилям попался Красный мост. Выяснил, что изначально он был Белый. Но затем его перекрасили и поменяли название. Какая ирония. Если бы это сделали в 1917 году, а не намного раньше, то после 1991-го перекрасили бы обратно.

43. На здании со шпилем за Красным мостом обратили на себя внимание чередующиеся с триколорами красные серпасто-молоткастые флаги (к сожалению, на фото их плохо видно) — тоже в некотором роде ирония судьбы. Что к чему, я так и не понял, думал, консульство чьё-то — а скорее всего, последствия недавнего Дня Победы.

44. Улица закончилась, я вышел ко второму шпилю. Адмиралтейство!

45. Я побродил немного по саду при Адмиралтействе, полюбовался фонтаном, цветущими кустами и деревьями, поглядел на богато наставленные в округе памятники известным людям и само здание Адмиралтейства, отдохнул на скамейке перед ним. И снова обратил внимание на особенность, примеченную часом ранее в Михайловском саду, а именно: мелкие красноватые камешки, которыми были засыпаны дорожки. Похоже, гранитная крошка — такое же я видел только в кампусе ДВФУ на Русском острове. Ею оказались покрыты дорожки почти во всех скверах, садах и парках Санкт-Петербурга. Очень практичное решение.

46. Из памятников глянулся натёртый до блеска верблюд у ног Пржевальского. Верблюд Пржевальского.

47. Как-то незаметно для себя вышел на Исаакиевский собор, вокруг принадлежности которого не затихали споры. Крест на куполе собора, к сожалению, оказался закрыт на ремонт, поэтому он явился передо мной не в полноценном виде, но всё равно круто. Вокруг собора через короткие промежутки времени сменяли друг друга автобусы с туристами из разных стран, в основном из Китая.

48. Добро пожаловать и всё такое.

49. Увы, собор был закрыт (среда, етить её!), но оказалось, что можно взять билет на колоннаду, то есть, обзорную площадку чуть не на самой верхушке собора. Хотя он и снаружи впечатлял: одни двери чего стоят.

50. Чтобы подняться наверх, пришлось преодолеть лестницеворот из 210, что ли, ступенек, а затем нырнуть в тёмную и тесную коморку с лесенкой поменьше.

51. Вынырнул из коморки. А там... ещё одна лестница.

52. Но ничего! Преодолел и её, чай не старый и больной. Зато получил чудесную возможность обозреть Санкт-Петербург в центральной его части.

53. Прекрасно! Всё, как на ладони: и Нева, и Адмиралтейство, и Петропавловская крепость, и телевышка далече.

54. Тут, кажись, местная Дума.

55. Крыши. За крышью крышь... И красивейший Смольный собор на горизонте.

56. С высока можно поподглядывать!

57. Рядом, вновь неожиданно для себя, увидел гостиницу "Англетер", где, как известно, окончил свой жизненный путь Сергей Есенин.

58. Название кафе-кинотеатра на первом этаже как-то не вязалось с имевшим место здесь трагическим событием. Но мало ли Петербург-Петроград-Ленинград пережил таких событий, в разы более трагических? "Счастье" — это хорошо! Счастье есть, его не может не быть, как говорится.

59. Из неприятных открытий — библиотека имени Ельцина. Интересно, как она называлась раньше? Или было просто здание Синода без всякой библиотеки?

60. Сенатская площадь на берегу Невы.

61. Два примечательных объекта современного Петербурга: Газпромовский небоскрёб и огромный стадион "Санкт-Петербург-Арена", который, один хрен, все зовут "Зенит-Арена".

62. Порт и, наверное, эстакада платной дороги.

63. Обратим взор ближе. Вот выдержанный вполне в стиле окружающей архитектуры сортир. Когда я проходил мимо, в него стояла огромная очередь из китайцев.

64. Местный интеллигент бездомной наружности.

65. А вот и Александровская колонна, что на Дворцовой площади. Туда-то мне и надо!

66. Спускаются с колоннады собора по другой винтовой лестнице. Желающие оставляют "автографы" на специальной стене. У меня при себе маркера не было, оттого Хабаровск Владивостоком не разбавил.

67. Так как непосредственно к Неве я ещё не подходил, то к площади снова решил идти через набережную. По дороге наткнулся на медного всадника Петра. Хорошо, что не узнавал заранее, где что находится, а так получилось неожиданно и интересно.

68. В Питере — пить, но накладно! Не пил в поездке, кстати говоря, было нельзя.

69. Ну, вот вам и Нева!

70. Кто-то увлекался рисованием.

71. Можно спуститься прямо к воде, что народ и делает.

72. И я спустился. Вот она какая, невская вода.

73. Туристический велорикша. Отчего-то не негр и даже не китаец.

74. Наконец-то! Дворцовая площадь с Главным штабом с одной стороны.

75. И Зимним дворцом с противоположной. А вместе они — Эрмитаж. Перед входом можно нанять велорикшу.

76. Или разгрузиться в перевозном туалете.

77. Пролетая над. Тоже, видать, туристов катают.

78. Вообще, площадь асфальтированная, но вокруг "Александрийского столпа" выложена брусчатка.

79. Осмотрев площадь, направился через штабные ворота обратно на Невский проспект.

80. Там, само собой, тоже встретилось много разного, но нужно знать меру и оставить что-нибудь для следующих частей.

А в завершение этой части поделиться впечатлениями от Санкт-Петербурга. Они были таковые:

"Санкт-Петербург после Москвы показался более человечным — не в смысле отношения к людям, а в смысле отсутствия на его лице яркой глянцевой обёртки. Тут человек, плохой или хороший, он в большинстве случаев сразу человек, а не рекламный плакат. То же касается в большинстве случаев и зданий, и транспорта, и прочей окружающей действительности.

Также Санкт-Петербург имеет гораздо больше общего со всей остальной Россией, нежели Москва: сюда относится и поведение людей, и одежда на них, и дома с улицами, и асфальт на дорогах, и магазины, и всё прочее. Москва — это уже скорее столица мира, "русский Гонконг", а Санкт-Петербург — "провинциальная" столица, т.е. неофициальная столица настоящей России.

Про всяческие красивости и душевную угрюмость Питера, думаю, упоминать смысла нет, это все и так знают.

А, ещё здесь почему-то все любят перебегать проезжую часть на красный свет светофора".

Переходите дорогу только по пешеходному переходу и на зелёный свет! В Петербурге народ запросто прёт на красный. В Москве тоже, но меньше. Видимо, потому что там до метро идти ближе.

Продолжение следует

0-я часть. Предыстория
1-я часть. Транссиб Приморский
2-я часть. Транссиб Дальневосточный
3-я часть. Транссиб Приамурский
4-я часть. Транссиб Амурско-Забайкальский
5-я часть. Транссиб Забайкальский
6-я часть. Транссиб Прибайкальский
7-я часть. Иркутская Транссибирская передышка
8-я часть. Транссиб Восточно-Сибирский
9-я часть. Транссиб в Новосибирске
10-я часть. Транссиб Западно-Сибирский
11-я часть. Транссиб Уральский и далее
12-я часть. Транссиб Подмосковный
13-я часть. Москва
14-я часть. Второй и третий дни в Москве
15-я часть. Из Москвы в Петербург

Нет комментариев

Оставить комментарий

*